Братья Бернардацци и другие

Это о тех, благодаря кому небольшое курортное поселение у подножья Машука превратилось в «чистенький, новенький городок», как назвал его М. Ю. Лермонтов в своем романе «Герой нашего времени». Что касается архитекторов братьев Бернардацци, то их имена довольно хорошо известны сегодняшним жителям, да и многим гостям Пятигорска. А вот других вспоминают крайне редко. Но в нынешнем году у нас есть возможность поговорить и о тех россиянах, кому, наряду с братьями-итальянцами, мы обязаны «сотворением» Пятигорска.

 

Своим появлением на Кавказских Водах они обязаны А. П. Ермолову, который в 1816 году был назначен командиром Отдельного Грузинского (позже Кавказского) корпуса и Главноуправляющим по гражданской части на Кавказе, а вскоре посетил Кавказские Минеральные Воды. Печальное зрелище представилось ему — у источников стояли лишь деревянные хибарки и глинобитные мазанки, в которых приехавшие больные и жили, и купались. Ермолов сразу же понял, какую роль могут сыграть курортные поселения не только в лечении соотечественников, но и в политической и культурной жизни Северного Кавказа. И день, когда «проконсул Кавказа» впервые прибыл на Воды, сделался поворотным пунктом их истории.

Проблема специалистов, способных руководить строительством зданий для курортов особенно волновала Алексея Петровича. Он привлек к сооружению «казенных строений» на Кавминводах итальянского зодчего И. Руско. Ряд проектов был заказан петербургским архитекторам И. Вильстеру и И. Шарлеманю. Но на Кавказ ни тот, ни другой приезжать не собирались. Ермолов же хотел иметь на месте квалифицированного руководителя строительными работами.

Достоверно:

В июне 1822 года он писал

в Петербург Г. А. Кикину:

«…утверждены проекты

и для минеральных здешних вод

и даже уже отпущены

на строительство деньги.

Но не достает архитектора… возьми на себя труд, пришли с хорошими способностями молодого… скажи Кочубею (министр внутренних дел, ведавший курортами), чтобы прислал сюда». И всего месяц спустя Медицинский департамент МВД подписал контракт с братьями Бернардацци.

Гораздо меньше известно о тех людях, которые входили в состав Строительной комиссии и тоже в той или иной мере участвовали в появлении на курортах прекрасных зданий, великолепных парков, дорог, мостов и других сооружений. Но мы обязательно должны вспомнить, прежде всего, о старших офицерах, в разное время возглавлявших Строительную комиссию. Среди них полковники Ф. А. Якубович, Г. И. Озерский и, конечно, П. П.Чайковский, бывший старшим офицером Строительной комиссии, то есть фактически ее руководителем, с 1834 года вплоть до ее ликвидации в 1846 году. Боевой офицер, участвовавший во всех войнах, которые вела Россия в первой трети XIX столетия, он оказался умелым инженером-строителем и способным администратором.

А еще интересен тем, что являлся родным дядей великого русского композитора.

Одновременно Ермолов добивался создания специальной структуры для руководства строительством. Хлопоты его увенчались успехом — в 1823 году была создана Строительная комиссия, и душой ее стали Иосиф и Иоганн Бернардацци. Вдохновенный труд братьев буквально на глазах преображал маленькое поселение у Горячих вод, которому архитекторы-итальянцы хотели придать облик европейского курорта. Не их вина, что выполнить многое из задуманного не удалось. Непривычный климат, работа на износ подорвали здоровье обоих. С разрывом всего в два года братья ушли из жизни.

При этом мы не должны забывать, что эти замечательные зодчие трудились не в одиночестве, что в работу по обустройству курортов Ермолов вовлек сотни. История сохранила имена некоторых исполнителей намерений и замыслов «проконсула Кавказа». Это командующий войсками Кавказской линии генерал
К. Ф. фон Сталь и сменивший его на этом посту генерал Г. А. Емануель, о которых мы достаточно хорошо знаем.

В документах той поры встречаются фамилии и других членов комиссии — подполковника Сипайло, капитанов Лойвича и Бочкара, прапорщика Смагина. Но особенно ценны упоминания в деловых бумагах о рядовых помощниках братьев-архитекторов, осуществлявших их замыслы. Это десятник-строитель Яков Зиновьев, лепных дел мастер Ефим Терентьев, искусные в садоводстве казаки Дмитрий Ермолаев, Герасим Маркин, Мусса Абрашев, штатные садовники Вод Людвиг Джерсе и Петр Ковальский.

А основная тяжесть работ по строительству и благоустройству курортных поселений легла на плечи солдат военно-рабочей команды Строительной комиссии, но их имена не были запечатлены в летописи Кавминвод. Нам известен только один из них — Иона Карпов, имевший в Пятигорске и Железноводске дома, в одном из которых летом 1841 года сняли квартиру М. Ю. Лермонтов и А. А. Столыпин. Оставил след в истории Кавминвод и его сын, К. И. Карпов, поначалу писарь военной комендатуры, впоследствии смотритель Ессентукских и Железных вод.

Что касается всех остальных безвестных тружеников военно-рабочей команды, то мы можем назвать лишь воинские части, откуда они присылались. Основу команды составляла рота Московского военно-рабочего батальона. Ее дополняла рота Кабардинского пехотного полка, о котором напоминает название слободки, возникшей в Пятигорске, вскоре после его основания. Место, где селились отставные солдаты этого полка, до сих пор зовется Кабардинкой.

Ресторация, Лермонтовские ванны, Дом для неимущих офицеров, беседка «Эолова арфа», грот Дианы и все остальное, что построили братья Бернардацци, доныне восхищает нас своим совершенством, служа блестящим образцом для зодчих последующих времен. Но вместе с братьями нужно вспомнить их сподвижников и помощников, отдававших силы и умения на благо Пятигорска.

 

Вадим Хачиков