Крест на ленте полосатой

Кавказ — регион уникальный, способный удивить многим. Немало любопытного откроет нам, например, история боевых наград, которых были удостоены его сыны и те, кто служил ему, как говорится, без страха и упрека. Полистаем для начала поэму М. Ю. Лермонтова «Измаил-Бей». При всей своей романтичности, это юношеское произведение «певца Кавказа» рассказывает о вполне реальных событиях, действительно происходивших здесь в начале ХIХ столетия. И герой его — лицо историческое. Это кабардинский князь Измаил-Бей Атажуков, воспитанный в России, получивший там образование и офицерский чин. Погиб он при неясных обстоятельствах после возвращения на родину, что и описывается в поэме.

Говоря о его кончине, поэт отмечает, что соплеменники, собиравшиеся предать тело земле, вдруг отказались сделать это, обнаружив на теле князя «белый крест на ленте полосатой». Они решили, что Измаил переменил веру. Однако то, что приближенные князя приняли за нательный крест христианина, было орденом святого Георгия, полученного героем поэмы — и его прототипом, реальным князем Атажуковым — за участие в штурме турецкой крепости Измаил. Награду эту можно считать уникальной, поскольку она была первой, врученной представителю народов Кавказа.

 Ошибка горцев, никогда не видевших подобного ордена, неудивительна — ведь награда эта была чрезвычайно редкой, ибо давалась только самым храбрым и мужественным. «Ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражениях раны не приемлются в уважение при удостоении к ордену… удостаивается же оного единственно тот, кто не только обязанность свою исполнял во всем по присяге, чести и долгу, но сверх сего знаменовал себя на пользу и славу российского оружия особенным отличием», — говорилось в Уставе ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия.

Орден этот учрежден императрицей Екатериной Великой 26 ноября (9 декабря по новому стилю) 1769 года и стал четвертой по счету наградой нового типа из тех, которые берут начало во времена Петра I. Очень скоро появился и первый кавалер славного ордена. Им стал подполковник
Ф. И. Фабрициан. В сражении у берегов Дуная он с отрядом, насчитывавшим всего около полутора тысяч солдат, наголову разгромил семитысячное турецкое войско. Несколько лет спустя Федор Иванович, уже в генеральском чине, был назначен командующим Кавказским корпусом. Но оказалось, что здесь, на Кавказе, он не был первым военным, носившим Георгиевский крест — такой же орден имел полковник Иван Бухвостов, который удостоен Георгия за то, что с небольшим отрядом сумел разгромить 25-тысячную армию крымского хана Девлет-Гирея.

С той поры в течение почти целого века Кавказ далеко опережал другие российские провинции по числу георгиевских кавалеров. Это и понятно — здесь шла кровопролитная
война, дававшая ее участникам возможность явить примеры высокого героизма и мужества, неизменно поощрявшихся Георгиевскими крестами. С другой стороны, обстановка на этой далекой окраине государства Российского требовала присутствия людей, показавших ранее высокие боевые качества. Поэтому на многие командные посты Кавказской армии и руководящие должности в Кавказской администрации назначались уже проверенные прошлыми сражениями генералы и офицеры, а они, как правило, имели Георгия, иногда и нескольких степеней. Так что «крестом на ленте полосатой» можно было удивить горцев, но отнюдь не воинов-кавказцев. И все же кое-кому из носивших его удавалось выделиться даже среди георгиевских кавалеров.

Безусловно, к таким заметным фигурам, прежде всего, должно отнести Фабрициана, как самого первого обладателя Георгия, как и почти одновременно с ним назначенного командовать соседним Кубанским корпусом А. В. Суворова. Он выделялся, даже среди российских полководцев, тем, что имел уникальное собрание наград многих европейских стран, в том числе был обладателем и всех российских орденов. А Георгия прославленный военачальник имел трех степеней. Чтобы быть полным георгиевским кавалером, ему не хватало самой низшей, четвертой, которую он попросту «перешагнул», а потом уже не мог получить, имея более высокие — случай, в общем-то, достаточно редкий.

Обладателем всех четырех степеней ордена Святого Георгия, стал Иван Федорович Паскевич, несколько лет бывший наместником Кавказа. Не может не вызвать удивления и судьба другого тесно связанного с Кавказом военачальника и георгиевского кавалера — Н. И. Евдокимова. Правда, по числу Георгиев до Паскевича он немного не дотянул. Зато, в отличие от Ивана Федоровича, вышел из солдатских детей и добился высших чинов, графского титула, а также Георгиевских крестов четвертой, третьей и второй степени исключительно своими ратными трудами и беспримерным мужеством.

Среди кавказцев, имевших Георгия, мы встречаем людей, чьи имена сохраняет не только летопись боевой славы, но и российской культуры — это, например, генерал
Н. Н. Раевский, тесно связанный с А. С. Пушкиным, генералы П. С. Верзилин и А. А. Вельяминов, вошедшие в окружение М. Ю. Лермонтова. Очень важно и то, что георгиевские кавалеры Кавказа прославились, наряду с военными подвигами, важными мирными деяниями во благо Кавказской земли. Один из первых начальников Кавказского корпуса генерал
И. В. Якоби, руководя строительством крепостей Азово-Моздокской оборонительной линии, положил тем самым начало нескольким важным населенным пунктам нашего края. Что же касается генерала
А. П. Ермолова, и кавказского наместника М. С. Воронцова, то просто невозможно переоценить сделанное ими для обустройства региона.

Недавно мы отметили пусть не круглый, но все же юбилей боевого офицерского ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия, одной из самых престижных и уважаемых наград государства Российского. И, вспоминая россиян, в том числе, и кавказцев, чью грудь украшал «белый крест на ленте полосатой», мы должны отдать дань глубокого уважения героям, составляющим истинную славу своей страны.

Вадим Хачиков, заслуженный работник культуры РФ.