На сломе века

Чем ближе подходил приезжий к истоку ручья, тем беспокойнее становился увязавшийся за ним местный житель — ногаец. Он уговаривал упрямца не ходить дальше, ибо впереди болото, в котором можно утонуть. Уверял, что родник, питающий ручей, ядовит, что от его воды умерло много людей и передох весь скот… Но в конце пути оказалась ровная площадка с аккуратной квадратной ямой, из которой вытекала чистейшая вода, чуть солоноватая на вкус. Дабы не раздражать более спутника, приезжий сделал вид, что поверил ему и что вода действительно плохая. И вдруг, когда он отбил молотком кусок породы от края ямы и положил в карман, ногаец задрожал в ярости и взмахнул нагайкой. Неизвестно, что произошло бы дальше, не подоспей казаки, сопровождавшие приезжего…

Но пора познакомиться с нашим любознательным путешественником, приезд которого стал, пожалуй, для Кавказских Минеральных Вод самым знаменательным событием 1856 года, а стало быть, заслуживает быть отмеченным сегодня, ровно 160 лет спустя. Звали приезжего Федор Александрович Баталин. Некоторые краеведы и историки считали его врачом. Другие — геологом или гидрологом. И те, и другие ошибались. Федор Александрович в 1844 году окончил физико-математический факультет Московского университета и посвятил себя научной и литературной деятельности, главным образом, в области сельского хозяйства.

На Кавказ Федор Александрович приехал как сотрудник популярного журнала «Отечественные записки» в составе комиссии Межевого ведомства, получившей задание описать Кавказские Минеральные Воды в физико-географическом отношении. Пять лет спустя вышел в свет капитальный двухтомный труд Баталина «Пятигорский край и Кавказские Минеральные Воды», который далеко вышел за пределы задач, поставленных перед комиссией, — в нем живо и интересно рассказывается об истории, состоянии и перспективах развития Кавказских курортов, что не могло не привлечь к книге внимания широких кругов читателей. А для научной общественности было важно то, что труд Баталина подводил итог всей предшествующей истории изучения района, подробно описывал климат, ландшафт, геологическую историю местности.

Главное свое внимание Баталин сосредоточил на изучении и описании минеральных источников, которым сумел дать всестороннюю характерстику. Он разработал вполне современную классификацию, распределяющую их по группам в зависимости от физико-химических свойств и территориального положения. Так, в Железноводске Баталиным было найдено и описано 25 выходов минеральной воды, которые он объединил по территориальному и температурному признаку в две группы. Деление это сохраняется до настоящего времени. В Ессентуках Баталин насчитал 27 источников, из них в употреблении находилось всего 11, а остальные, согласно его описаниям, имели вид «небольших мокрин».

Под крышу галереи был спрятан и кисловодский нарзан. Содержание углекислоты в воде было тогда очень обильным — таким, каким описал колодец нарзана Баталин, последующим поколениям, увы, его никогда не увидеть: «Поверхность воды постоянно в самом сильном волнении. Струи воды белыми клубьями беспрестанно подымаются со дна, вскидываются вверх и рассыпаются каплями. Волнение снизу вверх так сильно, что тяжелые тела, брошенные в воду, выбрасываются наружу. Шум, клокотание воды до того громки, что вблизи источника едва слышен ближайший говор».

Наиболее серьезная работа проведена Баталиным в Пятигорске. Здесь к тому времени насчитывалось около сорока источников, хотя действующими считались только двенадцать. Особое внимание обратил исследователь на Александровский источник. Столь же основательно взялся Баталин за изучение Провала. Не ограничиваясь осмотром отверстия и подземной пещеры сверху, он дважды спускался на дно бездны и проводил там по несколько часов. Ни до, ни после этого Провал не подвергался таким глубоким исследованиям. По мнению Баталина, причиной образования Провала явилась трещина, которая была расширена растворяющим действием минеральной воды снизу и просачивающейся дождевой воды сверху. Истонченная крыша образовавшейся таким образом гигантской пещеры однажды рухнула под собственной тяжестью, открыв отверстие воронки.

Немаловажной заслугой Баталина стало открытие и обследование нескольких новых источников. Наиболее знаменитым оказал тот, что носит сегодня его имя — горько-соленый источник, найденный ученым близ колонии Каррас. Федор Александрович первым описал и источник у горы Бык, который открыл в 1851 году тогдашний смотритель Вод Озерецковский. Именно там и произошла история, с которой мы начали наш рассказ. Тот ключ минеральной воды местные жители старательно прятали от властей, боясь, чтобы вместе с источником у них не отобрали и землю. Этим и объясняется поведение одного из ногайцев, который пытался не допустить туда исследователя.

Однако беспокоился он зря. Источник у подножья горы Бык не востребован и доныне. Тем не менее, посещение его Баталиным можно считать событием знаменательным. Ведь это был, пожалуй, последний из крупных выходов целебной воды, обнаруженный в результате случайного поиска.

В дальнейшем путь к подземным богатствам стали прокладывать уже целенаправленно, используя кирку с лопатой, а потом и буровой станок. Кстати сказать, именно Баталин первым предложил использовать бурение для поиска минеральных вод. Так перелом столетия принес и коренную перемену в деле изучения и освоения целебных богатств нашего региона. Но мысли Баталина были настолько новыми для своего времени, что реализация его предложений началась лишь два десятилетия спустя. Сегодня память о выдающемся исследователе Кавминвод сберегают названия улицы в Ессентуках и ценнейшего минерального источника.

Вадим Хачиков
Александр Певный