Благородство простоты

В Пятигорске найдется немало зданий, в той или иной степени похожих на всемирно известные памятники архитектуры. Есть здесь и мавзолей Тадж-Махал в миниатюре, и античная вилла, и рыцарский замок, и итальянское палаццо. А одно здание очень напоминает Таврический дворец в Петербурге. Та же распахнутость вширь при сравнительно небольшой высоте, сходные портики с колоннадой, почти такие же плоские купола на невысоких барабанах — центральный даже с флагштоком, как тот, что возвышается над парадным входом дворца. Та же изящная скромность и простота внешней отделки, та же желто-белая цветовая гамма окраски. Конечно, желающие найдут и немало отличий. Но дело не в них, а в том ощущении строгости и высокого благородства, которое внушают оба здания, выстроенные в классическом стиле.
Нужна грязелечебница!
Это великолепное архитектурное сооружение вполне можно представить современным знаменитой Ресторации, выстроенной в начале XIX столетия. Однако появилось оно почти целый век спустя. И никак не могло появиться во времена братьев Бернардацци, потому что речь идет о грязелечебнице, а использования грязи для врачевания недугов пятигорский курорт тогда не знал. А ведь о «земле, излечивающей раны» писал еще римский ученый Плиний. И древние египтяне лечились, покрывая свое тело нильским илом.
Увы, на Кавказских Минеральных Водах чудесный дар природы долгое время не использовался. Ученые и медики знали, конечно, о том, что вблизи Пятигорска имеется озеро Тамбукан, дно которого покрыто жирной черной грязью, но о ее целебных свойствах не ведали. Впервые об озере, как о лекаре, заговорили в 1884 году. Два года спустя в Николаевских (теперь Лермонтовские) ваннах была отпущена первая процедура из рапы Тамбуканского озера. Очень скоро под грязелечение отвели две кабины в недавно построенных Ермоловских ваннах. Уже к началу ХХ столетия все здание было приспособлено для популярных процедур. И хотя отпускали их с раннего утра до позднего вечера, больным приходилось ждать своей очереди по несколько дней.
Надо было строить новую, более просторную грязелечебницу. Но где? На берегу Тамбуканского озера? В новом курортном районе у Провала? А может быть, не в Пятигорске, а на одном из соседних курортов, где лечить грязью вообще негде? В конечном счете решили занять под грязелечебницу обширную Александровскую площадь вблизи Казенного сада (сейчас Парк культуры и отдыха имени
С. М. Кирова).
По проекту Перетятковича
К строительству нового лечебного учреждения привлекли целое созвездие лучших специалистов того времени. Техническим оборудованием занимался петербургский профессор Правдзик, известный своим участием в сооружении Ново-Сабанеевских (Пушкинских) в Пятигорске и Николаевских (Верхних) ванн в Ессентуках. Архитектурный надзор осуществлял молодой зодчий Шреттер, вскоре прославивший свое имя проектом Ессентукской грязелечебницы. Руководил строительством архитектор Кавказских Минеральных Вод Байков. Скульптурные изображения на порталах выполняли талантливые слушатели Академии художеств Козлов и Дитрих.
А кто составил проект здания, заставляющего вспомнить Таврический дворец, творение знаменитого академика Старова? Тоже академик архитектуры Мариан Перетяткович, автор не менее чем двух десятков прекрасных зданий в разных городах России. В молодости он был учеником, потом помощником выдающегося петербургского зодчего Леонтия Бенуа, представителя широко известной династии художников и архитекторов. Именно этот авторитетный учитель сделал его сторонником классического направления в архитектуре, что так хорошо ощущается в облике пятигорской грязелечебницы.
Нужно сказать, что автору ее проекта требовалась определенная смелость — ведь на заре ХХ столетия в зодчестве торжествовали эклектика и модерн с их изощренными формами. И вдруг — классическая простота линий, почти полное отсутствие скульптурных украшений, панно и других, бросающихся в глаза, деталей. Тем не менее проект гря

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.