Директор, которого помнят

В Доме Алябьева собрались  сотрудники музеев и библиотек Кавказских Минеральных Вод, экскурсоводы, краеведы, старожилы Пятигорска, чтобы отметить 130-летие со дня рождения замечательной женщины Елизаветы Ивановны Яковкиной. Журналист, писатель, краевед, она четырнадцать лет (с 1937 по 1951 год) возглавляла музей «Домик Лермонтова».
Это были тяжелейшие годы в истории России: период сталинских репрессий, Великая Отечественная война и оккупация курорта.
И в этих суровых условиях Елизавета Яковкина смогла превратить Домик Лермонтова из скромного провинциального музея в признанный культурный и научно-исследовательский центр. Как ей это удалось? Что ей помогало? Конечно, любовь. Любовь к тому, чем она занималась. Любовь к людям, которые были рядом с ней.
О большой жизни Елизаветы Яковкиной (она прожила без малого 98 лет), о бесценном вкладе в сохранение памяти о Михаиле Юрьевиче Лермонтове говорили на встрече заслуженный работник культуры России Светлана Сафарова и директор Государственного музея-заповедника М. Ю. Лермонтова Ирина Сафарова.
В сентябре 1937 года Е. И. Яковкина вступила в должность директора Домика Лермонтова, и уже через несколько месяцев были налажены связи с Институтом русской литературы Академии наук Российской Федерации и Государственным литературным музеем. В Пятигорск для научного консультирования стали приезжать ученые-лермонтоведы: В. А. Мануйлов, Б. М. Эйхенбаум, Н. П. Пахомов. Они читали лекции для экскурсоводов и помогали в оформлении новой экспозиции. Активизировалась собирательская работа, музей обогащался интереснейшими экспонатами, расширялась научная библиотека. Елизавете Ивановне удалось создать коллектив единомышленников, преданных музейному делу. Вместе с ними она сохранила Домик в период оккупации.
В страшные январские дни 1943 года музей подвергался опасности. По воспоминаниям Е. И. Яковкиной, «с вечера 9 января в Пятигорске начались взрывы и пожары. Уходя, фашисты зверствовали… Тушить пожары немцы не разрешали. Да и чем? Ведь они вывели из строя городской водопровод. Горящий Пятигорск остался без воды. Весь день и ночь до рассвета с 10 до 11 января Домик стоял в кольце пожаров… Сотрудники музея, их семьи, школьники, друзья Домика сгребали лопатами кучи снега вокруг Домика, чтобы хоть этим как-то возместить отсутствие воды, если огонь перекинется на музейные здания… 10 января около 5 часов вечера в ворота музея громко постучали… и во двор ввалился сильно подвыпивший полицай с каким-то свертком под мышкой… «Мне поручено поджечь музей»… Попытки убедить его, что Домик — памятник великому русскому поэту, были тщетны… Положение спас О. П. Попов. Указывая на отъезжавшую на улице немецкую машину, он заявил, что музей немцами заминирован, он оставлен здесь для охраны и пребывание посторонних лиц на этой территории запрещено. Для выяснения дела полицай предложил Попову идти с ним в качестве заложника в штаб. Они ушли, а часа через полтора, уже в темноте Попов сбежал от пьяного сопроводителя, вернулся в музей и оставался там до утра. Расчет на то, что полицай побоится докладывать о невыполнении задания и возвращаться в темноте в музей, был верен».
В трудные послевоенные годы стараниями Елизаветы Ивановны музей активно занимался издательской деятельностью: была выпущена целая серия брошюр о жизни и творчестве М. Ю. Лермонтова, путеводители, наборы открыток, а в 1947 году вышел «Временник государственного музея «Домик Лермонтова», собравший публикации научных сотрудников музея. Это был предвестник тех научных сборников, которые выпускает музей сегодня. После войны ценой невероятных усилий Е. И. Яковкиной удалось добиться передачи музею усадьбы Верзилиных с тем самым домом, где произошла роковая ссора Лермонтова и Мартынова. В 1948 году в нем был открыт литературный отдел музея, а Домик стал с

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.