Фронтовой шофер

Живет в Пятигорске замечательная женщина Валентина Григорьевна Луценко. Приветливая и добрая, скромная и милосердная, она всегда готова прийти на помощь, дать добрый совет. Ей идет 91-й год, но она продолжает быть оптимистом, радуется каждому новому дню. А пережить пришлось многое. Во время Великой Отечественной войны Валентина Григорьевна Луценко (в девичестве Яковенко) была шофером. Ее называли королевой фронтовых дорог. Ордена Великой Отечественной войны I и II степеней, орден Красной Звезды, медали «За отвагу» и «За боевые заслуги» красноречиво говорят о мужестве этой маленькой, хрупкой женщины.
Валентине не было еще и восемнадцати лет, когда в ноябре 1941 года она ушла добровольцем на фронт. В товарном вагоне Валя еще с двадцатью девушками-добровольцами приехала в Кировабад и стала обучаться в школе шоферов при 77-м батальоне авиационного обслуживания. Занятия шли по ускоренной программе: фронту нужны были водители.
В мае 1942 года Валентина Григорьевна окончила автошколу с отличием, получив вместе с водительскими правами благодарственное письмо «За отличную военно-политическую подготовку и успешное окончание школы шоферов». В. Г. Луценко стала бойцом 10-го отдельного инженерного батальона Закавказского военного округа. Ей дали старенький ЗИС-5, тяжелый грузовой автомобиль, грузоподъемностью три тонны. Вместо боевых подвигов пришлось выполнять будничную тыловую работу по оказанию помощи в уборке урожая. Валя получила звание ефрейтора и была награждена значком «Отличник Рабоче-Крестьянской Красной Армии». Но пребывание в тылу не приносило удовлетворения. Девушка рвалась в бой и написала рапорт об отправке на фронт. В июле 1942 года Валентина стала бойцом 982-го отдельного батальона связи, который формировался в Ереване.
— Мне и еще одному солдату выписали командировки в Тбилиси на завод, где нужно было получить два автомобиля ГАЗ-АА, прошедшие капитальный ремонт, — вспоминает В. Г. Луценко. — На проходной завода пришлось ждать пропуска. Когда их вынесли, дежурный назвал фамилию солдата и, вручив ему документы на право входа на территорию завода, спросил: «А второй водитель кто?» Отвечаю: «Это я». Увидев девушку в солдатской форме, дежурный удивился: ему было невдомек, что такая пигалица справится с полуторатонным грузовиком на серпантине кавказских дорог.
Эшелон, куда погрузили доставленные к месту назначения машины, подвергся бомбежке. Это было страшно. Но настоящее лицо войны Валентина Григорьевна увидела на Курской дуге.
«Перед моими глазами до сих пор стоит картина кровопролитных боев летом 1943 года, — написала В. Г. Луценко в книге своих воспоминаний. — Помню, как в знойной степи стеной шли в атаку наши танки с включенными сиренами и зажженными фарами. От рева моторов, лязга гусениц и пушечной пальбы, казалось, лопались ушные перепонки. Я подвозила к передовой боевые снаряды. В кромешном аду, когда бомбят самолеты, грохочут танки, бьет тяжелая артиллерия, когда дым смешался с пылью и практически ничего не видно, мне надо было провести машину, груженную боеприпасами, готовыми взорваться от попадания пули или от крушения. Нельзя свернуть ни влево, ни вправо с дороги, которую почти не различить. Представьте на минуту меня, девятнадцатилетнюю девчонку за рулем — лицо, руки, одежда в пыли, блестят только зубы. Машины движутся в кромешной тьме, чтобы не свернуть с колеи. Зато какая радость, когда на передовой артиллеристы с криком «Валя приехала!» тут же начинали разгружать снаряды. Обратно порожняком никогда не ехала: доставляла раненых в ближайший медсанбат. И так было на всех фронтовых дорогах от Орла до Берлина».
За участие в Курской битве Валентина Григорьевна была награждена медалью «За отвагу».
— Не раз я могла потерять жизнь, — вздыхая, говорит Валентина Григорьевна, и ее светло-голубые глаза затуманиваются слезами. — На Курской дуге взрывом снаряда накрыло мою машину.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.