Горячие воды: от признания до становления

История становления и развития курортов Кавказских Минеральных Вод, прежде всего первого здесь города Пятигорска, напрямую связана с военным присутствием в этом регионе Российской армии. Осваивая Кавказ, она преодолевала различные эпидемические заболевания, затяжные болезни из-за неустроенности быта в условиях боевой жизни, адаптировалась к особенностям местного климата… Отдаленность от российских центров двумя-тремя неделями пути усиливали поиск военным командованием целебных сил природы на месте и стремление поставить их ресурсы на службу восстановления здоровья защитников Родины. Важную роль в этом должны были сыграть бальнеологические возможности Северного Кавказа, поэтому они стали одним из объектов, развитию которых придавалось первоочередное значение. Этим обстоятельством объясняется, что лечебные ресурсы кавказских вод стали использоваться практически одновременно с прибытием сюда русских солдат и офицеров. Они вместе с местными жителями фактически были первыми, кто на себе испытал их чудодейственную силу. Это были солдаты Ладожского, Томского, Кабардинского полков, а также волгские и хоперские казаки, несшие охранную постовую службу.
Создание форпоста, Константиногорской крепости, одного из укреплений Азово-Моздокской линии, позволило ускорить не только процесс освоения этих земель, но и изучения и использования вод Бештаугорья. На протяжении более двух десятилетий с 1780 г. в целебности «благословенных струй» при Бештовых горах убеждались на практике в основном только военные. Самые смелые пробовали купаться в горячих водах в четырех верстах от Константиногорского поселения. Эта местность была главным образом лечебницей и зоной отдыха служивших на Кавказе.
Наряду с учеными (И. Гюльденштедт, Г. М. Ловиц, П. С. Паллас, Ю. Клапрот, Ф. Гааз, А. П. Нелюбин), медиками Кавказской врачебной управы и Медицинской коллегии Министерства внутренних дел (П. И. Шатилевич, А. П. Крушневич, П. Гординский, Г. И. Сухарев, Х. Геннуш, А. Цоэ, В. П. Крейтон, Ф. Конради) большую роль сыграли командующие Кавказским корпусом и Кавказской линией. Они понимали, что «получение… воды важно не только как средство залечивать раны кавказским героям, но и как могучее средство для проведения культуры в местную жизнь». Вклад их в дело развития Кавказских курортов несомненен. К началу августа 1780 года командующий округом на Кавказской линии Ф. И. Фабрициан прибыл с группой офицеров к целебным источникам горы Машук, поставил лагерем полки и батальоны в долине горячих вод и на деле убедился в лечебных свойствах «теплого купания». Постепенно стала складываться практика организации летних военных лагерей вблизи горячих вод. Летом 1798 года инспектор Кавказской линии генерал-лейтенант граф И. И. Морков провел свой отпуск вместе с семьей на Водах. Через год посетил теплые воды С. А. Тучков. Назначенный на Кавказ шефом Кавказского гренадерского полка генерал-майор по дороге к месту назначения заболел жестокой лихорадкой. В «Воспоминаниях», опубликованных в Санкт-Петербурге в 1808 году, он рассказал о своем выздоровлении благодаря водам. Один из первых описал «бани», или «теплицы», отнеся их к Константиногорской крепости. Заметил, что воды употребляют в виде купания, а некоторые пьют.
Это было начало использования минеральных источников.
Еще Петр I мечтал иметь в России здравницу по типу европейских курортов. Понимание значимости уникального региона, стремление обустроить на юге России курорт не только для военнослужащих, но и мирных граждан подвигли императора Александра I принять кардинальные меры, объявив своим рескриптом 1803 года Кавказские Минеральные Воды лечебной местностью государственного значения. Этим высочайшим Циркуляром было положено начало целенаправленного использования и дальнейшего благоустройства наряду с горячими и кислых вод. И первыми, кто реализовывал задуманное, были военные. С помощью расквартированных полков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.