И это тоже дом Верзилиных

Как известно, гостей заповедного Лермонтовского квартала, приходящих к нему со стороны «Цветника», первым встречает дом, принадлежавший некогда семье генерала Верзилина. Но если вы захотите прийти туда со стороны площади Ленина, то и здесь первым вас встретит дом, которым владели Верзилины. Правда, об этом доме знают лишь немногие ревнители пятигорской старины да поклонники творчества М. Ю. Лермонтова. А ведь он может похвалиться довольно богатой и интересной историей, связанной как с великим поэтом, так и со многими представителями его окружения.
Построен был дом в 20-х годах XIX столетия «отставным комиссаром 10 класса» Петром Горбылевым, как указывает путеводитель по Лермонтовским местам. Надо полагать, он был человек не робкого десятка — ведь в те годы участок этот являлся самым отдаленным и выходил одной стороной к глубокому оврагу, который представляла собой нынешняя улица Соборная, а другой — на пустырь, тянувшийся вдоль западного подножия Машука. В начале 30-х годов домовладение перешло в руки полковницы Тарановской, а к 1835 году стало собственностью семьи Верзилиных — дом считался их «надворным флигелем». Имевший как минимум четыре-пять комнат, он вплотную примыкал к соседнему участку В. И. Чиляева. На плане Пятигорска, составленном И. Бернардацци, видно, что вдоль той же восточной границы домовладения рядом с домом тянулись и хозяйственные постройки. Во второй половине столетия основное здание передвинули на нынешнее место.
Видный лермонтовед Е. И. Яковкина убеждена: именно в этом доме летом 1837 года жил лечившийся в Пятигорске М. Ю. Лермонтов. Во-первых, считает она, поскольку позднее Верзилины сдавали свой дом под офицерское отделение Пятигорского военного госпиталя, они вполне могли это делать и в год приезда Михаила Юрьевича. А самое главное, то был единственный дом в тогдашнем Пятигорске, расположенный «на краю города, на самом высоком месте, у подошвы Машука», откуда были хорошо видны и «пятиглавый Бешту», и Машук, и «чистенький, новенький городок» внизу. Так что, скорее всего, впечатления, полученные в этом доме, и легли в основу картины Пятигорска, нарисованной в романе «Герой нашего времени».
Следующее упоминание этого дома в литературе о Лермонтове относится к 1839 году. Знакомый поэта поручик Н. Раевский указывает в своих воспоминаниях, что ему, приехавшему тем летом в Пятигорск лечить полученную в боях рану, супруги Верзилины предоставили комнату «в домике для приезжих». Правда, он тут же допускает явную нелепость, говоря, что именно в этом доме он жил и летом 1841 года, вместе… с Лермонтовым и Столыпиным. Это можно объяснить тем, что, скорее всего, Раевского тем летом попросту не было в Пятигорске и о событиях, связанных с дуэлью, он рассказывает с чужих слов. Но сам дом был знаком мемуаристу, и за описание его, единственно известное нам, мы должны быть благодарны Раевскому.
По словам Раевского, дом был разделен коридором на две половины, каждая из которых имела от двух до четырех комнат. В 1841 году одну половину занимало семейство полковника А. К. Зельмица, старого сослуживца генерала Верзилина. Во второй еще в начале курортного сезона поселился Михаил Глебов, а позднее — Николай Мартынов, вернувшийся в Пятигорск из Железноводска, где он проходил курс лечения. Есть предположение, что там же жил и Лев Пушкин. Близкое соседство жилья Мартынова и Глебова с домами Чиляева, где квартировали Лермонтов, Столыпин и Васильчиков, сделало этот дом местом, где развивались события, предшествовавшие дуэли. А сразу же после поединка из него вывели арестованных Мартынова и Глебова.
Дальнейшая история дома связана с судьбой Аграфены, дочери генерала от первого брака, о которой Лермонтов упомянул в своем экспромте, посвященном девицам Верзилиным:
А у Груши целый век
Был лишь Дикий человек.
Он имел в виду Василия Николаевича Дикова, жениха Аграфены, с которым она обвенчалась

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.