И в 90 рада жизни

Война — это тяжелая мужская работа. У нее не женское лицо. Но в грозный час, когда над Родиной нависла опасность, заклубился черный дым Великой Отечественной, около миллиона советских женщин стали солдатами. Одна из них — Антонина Васильевна Вербицкая (в девичестве Трофимова) живет в Пятигорске.
Сегодня ей исполняется 90 лет. На фронт она ушла девятнадцатилетней девушкой.
Тоня жила в Смоленске и работала учетчицей в воинской части, когда услышала страшную весть о том, что в Бресте уже пылает земля от вражеских бомб. В то июньское утро они делали ревизию материального склада. Антонина пересчитывала шинели, еще не зная, что скоро они будут прострелены вражескими пулями и обагрены кровью наших солдат, а сама она испытает ужасы эвакуации. Эшелон, в котором они ехали, подвергся воздушной атаке. Тоне пришлось выбираться из разбитого вагона и долго идти, стирая в кровь ноги. Антонина Васильевна до сих пор удивляется, как она сумела вынести все трудности этого страшного времени, откуда брались силы.
Их воинская часть двигалась к Москве. Тоня Трофимова вместе с подругой поступила на краткосрочные курсы связисток.
Девушки-телефонистки, телеграфистки, радистки работали на телеграфных аппаратах, на телефонных и радиостанциях, передавали боевые приказы и донесения. Они были незаменимыми помощницами командиров и офицеров штабов.
Антонина попала на Третий Белорусский фронт.
Работая связисткой, она стала не только свидетелем героизма наших солдат, но и участницей и, можно сказать, одной из героинь тех страшных событий. Не раз приходилось ей налаживать связь и под обстрелом.
…Под Волоколамском шли кровопролитные бои. Наши позиции обстреливались с воздуха. Неожиданно связь прервалась.
— Трофимова, связи нет! Бери бойца и идите искать обрыв! — приказал командир.
Перепрыгивая через окопы, под минометным обстрелом Тоня с солдатом пошли искать обрыв, чтобы восстановить связь.
— Было очень страшно: то тут, то там разрывались бомбы, накрывая нас землей, — вспоминает Антонина Васильевна. — Мы ползком подбирались к намеченной цели. Один конец провода нашли. Когда солдат почти нащупал второй, раздался сильный взрыв.
Подняв голову, я увидела, что солдат лежит неподвижно, по его гимнастерке струится кровь. Я закричала, слезы хлынули из глаз. Меня охватило отчаянье. Я впервые так близко видела смерть. Но приказ нужно было выполнять.
Девушка собрала всю свою волю в кулак и поползла искать второй конец провода. Через несколько минут она доложила командиру, что связь восстановлена.
Она долго не могла прийти в себя, а вечером, взглянув в зеркальце, увидела на виске седую прядь.
День 7 ноября 1941 года Антонина Васильевна запомнила на всю жизнь. Ей выпала честь участвовать в военном параде на Красной площади.
Уже потом из книг о войне Вербицкая узнала подробности этого исторического парада.
После торжественного собрания, посвященного очередной годовщине Октябрьской революции, было принято решение провести военный парад.
Подготовка к нему велась в строжайшей тайне. К Москве были стянуты более пятисот истребителей для прикрытия с воздуха. 
Боевые расчеты были сформированы из рот курсантов, частей ПВО, нескольких частей, снятых с фронта. Артиллерию тоже сняли с передовых позиций, а танки ехали на площадь сразу с платформ, на которых их доставляли с заводов.
— Народу было столько, что негде было ступить, — говорит Антонина Васильевна. — Мы уже двигались к Красной площади, когда нам вручили пригласительные билеты. Куранты на Спасской башне пробили 8 часов, и парад начался. Слезы застилали мне глаза. Ноги онемели и не слушались. Мне казалось, что я не шла мимо трибуны Мавзолея, а строй военных нес меня. Я не могу передать словами душевное волнение, которое тогда испытала. Мы все были охвачены чувством патриотизма. Парад вдохнул в нас новые силы.
Трудными были фронтовые дороги связистки Трофимовой. Ей пришлось не только побывать в кровавой мясоруб

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.