Имя Лермонтова — светоч Пятигорска…

Был вторник. Быстро сгущались летние сумерки. Со стороны Бештау, громыхая, наползала черная туча. От первых тяжелых капель зашелестела машукская трава. Лермонтов стоял у барьера, дразня насмешливым взглядом. Роковой миг для русской поэзии: выстрел Мартынова оборвал, по выражению Достоевского, «целую бездну гениальных творений».
Пуля дуэльного «кухенройтера» убийственного калибра вошла в правый бок и, разорвав внутренности поэту, вышла из груди, повредив левое плечо. Он умирал, лежа на холодной земле под проливным дождем. Кто-то из секундантов из жалости укрыл его шинелью. Следственный протокол скупо доносит, что «на месте, где Лермонтов упал и лежал мертвый, приметна кровь, из него истекшая…»
Поздно вечером убитого доставили в домик на окраинной Нагорной улице. Мартынов отправился к коменданту, под арест. Раздевая покойника, слуги разрезали окровавленный мундир и сожгли его во дворе дома. Потом появилась полиция, чтобы описать оставшиеся вещи и бумаги…
Никто и никогда, ни в прошлом, ни в настоящем, ни, вероятно, в будущем, не сделал и не сделает для славы Пятигорска больше, чем Лермонтов. Пушкин задумал здесь «Кавказского пленника», а Лев Толстой писал свои первые кавказские рассказы. И все же лучшая глава в литературной истории Пятигорья по праву принадлежит автору знаменитого «Героя…». Эта земля дарила ему вдохновение, и он щедро воспел ее. Она обагрена его кровью, в ней покоился его прах — и тем она освящена навеки.
«Чистенький, новенький городок» (так записал в дневнике Печорин) не забыл своего поэта. Деньги на памятник собирали по подписке несколько лет. Торжественно открыли его в 1889 году — первый в России! Фигуру поэта изваял великий, уже прославившийся памятником Пушкину в Москве Александр Михайлович Опекушин, неожиданно уравняв тем самым первопрестольную и далекий от нее во всех смыслах Пятигорск. Лермонтов сидит, устремив взор к кавказским горам, у ног — раскрытая книга. Потом выкупили домик, где поэт прожил два последних месяца, и в 1912 году основали музей — первый литературный музей, возникший в провинциальной России. Бывший владелец домика плац-майор Василий Иванович Чилаев был человеком до крайности тщательным и долгое время вел «Имянный список» — своего рода приходную тетрадь, то есть перечень всех своих постояльцев с указанием полученных с них сумм. Есть там и строки о том, что с капитана Алексея Аркадьевича Столыпина и поручика Михаила Юрьевича Лермонтова из Санкт-Петербурга получено за постой сто рублей серебром. Документ чрезвычайной важности, подтверждающий, по сути, подлинность дома, который теперь широко известен в стране как последний приют поэта: здесь Лермонтов написал последние стихи, сюда тело его было доставлено с места поединка.
Со дня гибели поэта прошло много лет, прежде чем этот скромный домик на городской окраине стал музеем. Было бы неоправданным считать, что все здесь свершилось как бы само собой; потребовались усилия и заинтересованность многих людей, их настойчивость и терпение, сознание общественного долга и горячая любовь к Лермонтову, а еще — добрая воля и поддержка властей для того, чтобы память о поэте осталась жить в Пятигорске навсегда.
Шли годы. Сын Чилаева Николай продал домовладение коллежскому секретарю из Бердянска Вейштордту. Потом появился новый владелец — Павел Георгиевский. На домике, между тем, установили мемориальную доску из темного мрамора. Ее прислал в Пятигорск драматург А. Н. Островский. Короткая надпись гласила: «Дом, в котором жил М. Ю. Лермонтов. 1837-1841». Доска сохранилась и по сей день, правда, ошибочные даты, указанные на ней, пришлось забелить.
Одним из первых мысль о сохранении домика как национального достояния высказал публицист и философ Василий Васильевич Розанов, побывавший в Пятигорске в 1908 году. Тогда же он предложил устроить при домике публичную библиотеку имени
М. Ю. Лермо

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.