Кавказца не кормить…

Чем вызвана информационная война против правительственной программы развития Северного Кавказа
История своеобразного отношения столичных медийных и политических кругов к регионам, расположенным на Кавказском порубежье России, имеет достаточно давние корни. Два десятилетия назад даже на фоне удивительных событий в «материковой» части страны этот край выделялся особо. У многих наблюдателей тогда возникало ощущение, что Кавказская земля намеренно была выбрана высшими силами для наглядной демонстрации того, куда может завести сочетание внезапно нахлынувшей свободы с безудержной амбициозностью и отсутствием политической культуры. И Кавказ показал, да так, что страна ужаснулась, взвыла и поспешила избавиться от целого вороха либеральных иллюзий. Во многом общественный консенсус вокруг путинской стабильности стал возможным именно благодаря сценам из кровавой антиутопии, разыгранным в 90-х на грозненских помостках.
Однако времена менялись, и жизнь на Кавказе менялась вместе с ними. Худо-бедно, но федеральному центру уда­лось остановить «сомализацию» региона. Мало-помалу здесь стала возможной нормальная жизнь, начал возвращаться из тени малый и средний бизнес. К концу двухтысячных стало ясно, что кавказские регионы, ранее остававшиеся terra incognita для инвесторов, оказались вдруг привлекательными для серьезных капиталовложений.
Власть проявляющуюся картинку новой реальности игнорировать не могла и сделала свой ход. Поляну Северного Кавказа решено было расчистить, превратив в идеальный «гринфилд» — площадку для реализации инвестпроектов разной степени дерзости. Олицетворять и возглавлять процесс был призван известный своим умением договариваться с бизнесом Александр Хлопонин, красноярский губернатор, которого и поставили рулить вновь созданным Северо-Кавказ­ским федеральным округом.
Разумеется, перемены в регионах СКФО не могли в определенный момент не вступить в диссонанс с успевшей сложиться и окостенеть в головах журналистов и экспертов системой взглядов на кавказские проблемы и даже с самой стилистикой подачи информации из этих мест. Корреспонденты СМИ, описывая начало строительства курорта в Архызе или открытие молодежного форума «Машук», или даже паломничество европейских этноартистов на пятигорский фестиваль WOMAD, зачастую продолжали держать уголками рта тонкую усмешку, намекая, что им известно о Кавказе самое главное. А именно, что все, затевающееся в Чечне, Северной Осетии или Карачаево-Черкесии, неизменно следует одной цели — вытащить из Москвы и пустить в распил побольше ресурсов, убедить «Аллаха» дать еще немножечко халявы.
С таким же настроем было встречено и известие о принятии в конце 2013 года возрожденной федеральной целевой программы «Юг России». Слова Хлопонина, что новый документ способен обеспечить прорыв сначала в социальной сфере, а затем и в экономике округа, тоже были встречены с сомнением. Однако одним лишь неприятием не ограничилось, что выделило ситуацию даже на обычном для Кавказа негативном информационном фоне. В течение считанных месяцев вокруг программы была развернута настоящая информационная война, в ходе которой в эфир была выдана длинная очередь материалов с одним центральным посылом: «ФЦП не нужна, денег на нее не дадут, а ее создателям жить на своих постах осталось недолго». Причем площадки, откуда полетели на Кавказ эти информационные «стингеры», были выбраны самые что ни на есть центральные — залпами отметились и одна из главных деловых газет страны, и топовое федеральное интернет-издание.
О том, почему такая реакция последовала именно на целевую программу, версии есть разные. Не чужой для регионов СКФО депутат Госдумы Михаил Маркелов считает, что произошедшее — часть более масштабной игры по стравливанию федерального центра с региональными элитами.
— Власть на Северном Кавказе проявляет себя сильной и эффективной, однако ей приходится действовать в тради

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.