«Любезный дядюшка Павел Иванович…»

Композиция романа «Герой нашего времени», если рассматривать ее пространственно, представляет собой две скрещенные линии: одна
«от Кизляра до Тамани» и другая от Тифлиса до Ставрополя. Последний, в отличие, например, от Пятигорска, Лермонтов не описал, но несомненно, что в судьбе поэта этот город сыграл весьма значительную роль.

Лермонтов попал в Ставрополь весной 1837 года. Он мог побывать здесь еще в детские годы, когда с бабушкой в 1820 и 1825 годах ездил на Кавказские воды. События 1837 года привели его сюда, по-видимому, в конце апреля или первых числах мая. Во всяком случае, рапорт Лермонтова «об освидетельствовании болезни его», поданный в штаб войск на Кавказской линии, то есть первый известный документ, устанавливающий пребывание поэта в городе, датирован 13 мая. А 31 мая он пишет письмо Марии Лопухиной уже из Пятигорска. Как говорит свидетельство, выданное прапорщику Нижегородского драгунского полка Лермонтову, «по переводе его в этот полк, он по пути следования заболел и в г. Ставрополе поступил в военный госпиталь, откуда переведен в Пятигорский для пользования минеральными водами…»
Командующим войсками Кавказской линии, штаб-квартира которых размещалась в Ставрополе, был старый ермоловец генерал-лейтенант Алексей Александрович Вельяминов. Начальником штаба — генерал-майор Павел Иванович Петров, «любезный дядюшка», то есть муж двоюродной тетки Лермонтова — Анны Акимовны Хастатовой, незадолго до того скончавшейся. Сын Петрова Аркадий впоследствии вспоминал о поэте: «В 1837 году, во время служения своего в Нижегородском драгунском полку, он находился в Ставрополе перед приездом туда государя Николая Павловича; ежедневно навещая в это время отца моего, бывшего тогда начальником штаба, он совершенно родственно старался развлекать грусть его по кончине жены, приходившейся Лермонтову двоюродной теткой».

Павлу Ивановичу Лермонтов подарил автограф стихотворения «Смерть поэта». Дочерей Петрова Екатерину и Марию, девушек семнадцати и пятнадцати лет, поэт называл милыми кузинами. О генерале Петрове он упомянул в письме к бабушке, уже из Пятигорска, от 18 июля 1837 года, разъясняя ей свои обстоятельства: «Эскадрон нашего полка, к которому барон Розен велел меня причислить, будет находиться в Анапе, на берегу Черного моря, при встрече государя, тут же, где отряд Вельяминова, и, следовательно, я с вод не поеду в Грузию; итак, прошу вас, милая бабушка, продолжайте адресовать письма на имя Павла Ивановича Петрова и напишите к нему: он обещался мне доставлять их туда; иначе нельзя, ибо оттуда сообщение сюда очень трудно и почта не ходит, а депеши с нарочными отправляют».

В знак памяти Лермонтов подарил Павлу Ивановичу одну из своих картин — «Вид Тифлиса», и она долго хранилась в семье Петровых. Покидая Ставрополь, Лермонтов получил поручение дядюшки передать его письмо Афанасию Алексеевичу Столыпину (родному брату бабушки поэта). Вскоре, уже из Петербурга, он известил Павла Ивановича о выполненной просьбе: «Ваше письмо я отдал в руки дядюшке Афанасью Алексеевичу, которого нашел в Москве. Я в восторге, что могу похвастаться своею аккуратностью перед вами, которые видели столько раз во мне противное качество или порок, как угодно.
Боюсь, что письмо мое не застанет вас в Ставрополе, но, не зная, как вам адресовать в Москву, пускаюсь наудалую, и великий пророк да направит стопы почтальона.
С искреннейшею благодарностию за все ваши попечения о моем ветреном существе, имею честь прикладывать к сему письму 1050 руб., которые вы мне одолжили.
Пожалуйста, любезный дядюшка, скажите милым кузинам, что я целую у них ручки и прошу меня не забывать…»
Елизавета Алексеевна сделала к письму внука особую приписку: «Не нахожу слов, любезнейший Павел Иванович, благодарить вас за любовь вашу к Мишеньке, и чувства благодарности навсегда останутся в душе моей. Приезд его подкрепил слабые мои силы…»

В «Военно-историческом вестнике», издаваемом в Париже «Обществом ревнителей русской военной старины», была помещена справка о
П. И. Петрове, содержащая интересные сведения:
«П. И. Петров, из костромских дворян, родился в 1790 г. Получив довольно основательное домашнее образование (он изучил языки французский, немецкий, итальянский и латинский), он продолжал свое воспитание в Московском университетском благородном пансионе. Записанный еще при рождении в Кавалергардский полк, он в 1806 г. был произведен в эстандарт-юнкера, в 1807 году переведен корнетом в Александрийский гусарский полк, с которым принял участие в войне с французами в 1807 г. и в походе в Молдавию и Валахию в 1809—11 гг. В кампанию 1812 года он участвовал в делах при Кобрине, Пружанах, Городечне, Борисове. В 1813 году, отличившись в деле при Калише, он получает чин штабс-ротмистра… При Гроссен-Гайме П. И. Петров был ранен саблею в правую руку. В 1814 г. он находился при полку во время похода во Францию и во вторичном туда походе в 1815 году.

В Александрийском гусарском полку он прослужил до 1818 года. В этом году генерал А. П. Ермолов берет Петрова к себе в боевые сотрудники на Кавказ. Зная лично Павла Ивановича как способного, умного и отличного кавалерийского офицера, Ермолов обратился к А. А. Закревскому, занимавшему тогда должность дежурного генерала Главного штаба, с просьбой командировать на Кавказ ротмистра Петрова. «Я посылаю тебе формальную бумагу о необходимости дать здешним казакам хороших полковых командиров регулярной кавалерии, ибо беспорядки достигли до неимоверной степени. Поторопитесь прислать их, потому что во время моего здесь пребывания казаки все сделают что только я хочу, а без меня не так ловко будет. Великая была бы твоя дружба, если бы в числе сих прислан был майор или подполковник Петров, служащий в Александрийском полку, он мне здесь был бы полезен в полку на границе… Я знаю его способности и ум…»
В следующем письме Ермолов снова пишет Закревскому: «Петров точно ротмистр, и что странно, что я его отыскал здесь у вод и он в здешнем краю женится на Столыпина родной племяннице, чего до вчерашнего дня я не знал и послал за ним, чтобы он ко мне приехал. Его точно я желаю, но других, право, никого не знаю в кавалерии и даже списка не имею штаб-офицеров кавалерийских… Если возможно, из того же Александрийского гусарского полка дай ротмистра Верзилина. Он храбрый офицер и имеет Георгиевский крест…» В том же письме Ермолов пишет: «Я виделся с ротмистром Александрийского гусарского полка Петровым и прошу его определить. Я готовлю ему самый распутный полк казачий и знаю, что он поправит…»

Желание Ермолова было исполнено, и 18 сентября 1818 г. ротмистр Петров был назначен командиром Моздокского казачьего полка. Получив в 1833 г. за отличие по службе и за 25 лет службы орден св. Георгия 4-й ст., П. И. Петров в 1834 г. был произведен в генерал-майоры с назначением начальником штаба войск Кавказской линии и в Черномории, при ген. Вельяминове (г. Ставрополь). Оставался он в этой должности до конца 1837 года. Уволенный в этом году (25 декабря) в годовой отпуск, Петров (25 января 1839 г.) был зачислен по министерству внутренних дел, а 27-го числа назначен губернатором г. Каменец-Подольска и подольским генерал-губернатором. Однако расстроенное здоровье не позволило ему продолжать службу, и 13 ноября 1840 г. он вышел в отставку, поселившись в Москве».
Исследователи установили, что «любезный дядюшка» Павел Иванович Петров изображен на одном из ставропольских рисунков поэта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.