Пятигорск исторический

«Я не мог наглядеться, не мог налюбоваться Кавказом»

 

Такой восторг звучит почти во всех произведениях писателя с кавказской тематикой. Более того, Кавказ сыграл судьбоносную роль не только в творчестве, но и в жизни Александра Александровича Бестужева. Хотя он начал свою литературную деятельность в 1818 году, однако пика популярности достиг лишь в 30-е годы, когда оказался рядовым солдатом, сосланным на Кавказ за участие в восстании 14 декабря 1825 г. Здесь, несмотря на тяжелые условия службы и постоянные преследования, он в течение восьми лет (1829—1837) создал около 30 произведений, в том числе 19 — о Кавказе. Именно в эти годы его писательская слава достигла такого уровня, что читатели, да и критики, ставили его даже выше Пушкина и лучших европейских авторов. «Он теперь, безусловно, пользуется самым огромным авторитетом,
— свидетельствовал Белинский, — теперь перед ним все на коленях; если его не все еще называют русским Бальзаком, то потому только, что его боятся унизить этим и ожидают,  чтобы французы назвали Бальзака французским Марлинским».

Здесь же, на Кавказе, Бестужев и погиб в бою у мыса Адлер 19 июня 1837 года. Обстоятельства его гибели до сих пор неизвестны, и могилы его нет… Преждевременная смерть прервала трагическую судьбу талантливейшего писателя, человека удивительной храбрости и душевной стойкости.

А родился Бестужев 3 ноября 1797 года в Петербурге в знатной, но обедневшей дворянской семье. Учился в Горном кадетском корпусе, служить начал юнкером, а затем офицером в Драгунском полку, стоявшем в местечке Марли под Петергофом (отсюда его псевдоним). За годы до ссылки публиковал очерки, фельетоны, стихи. Но наибольший успех имели его повести, носившие новаторский характер, что позволило Белинскому назвать их автора «первым нашим повествователем, или, лучше сказать, зачинщиком нашей повести».

Но роковые события декабря 1825 г. прервали писательскую деятельность Бестужева на пять лет, и возвратиться к ней он смог только как Марлинский (поскольку ему было запрещено как государственному преступнику печататься под своим именем) после перевода из сибирской ссылки в Кавказскую армию. «Ровно через месяц, — писал он брату, — от холмов Саянских я уже был под тенью Эльбруса и Бештау». Кавказская природа поразила мятежного писателя своей красотой. «Кто видел Кавказ в грозу и ведро (проливной дождь), — восхищался он, — тот может умереть, не завидуя Швейцарии…»

По велению Николая I рядового солдата Бестужева перебрасывали в самые опасные точки военных действий без права на выслугу и представления к награде. Но гонимый писатель не падал духом и ухитрялся вести достойную для культурного человека жизнь. Так, в Дагестане он встречается со многими горскими поэтами и учеными, которые своими заслугами снискали Дербенту славу «татарских Афин». Оказавшись в Тифлисе, Бестужев подружился с известным азербайджанским поэтом Мирзой Ахундовым, поэму которого «На смерть Пушкина» переводит на русский язык. В местечке Эрпели встречается с собратом по несчастью — поэтом Александром Полежаевым, тоже сосланным на Кавказ рядовым солдатом за сатирическую поэму «Сашка». В 1835 году после тяжелой болезни Бестужев два месяца лечится в Пятигорске. Здесь он работает над своей последней повестью «Мулла-Нур». Бестужев с увлечением изучал историю кавказских народов, их быт, обычаи, нравы, языки, устную поэзию. «Мы жалуемся, что нет у нас порядочных сведений о народах Кавказа. Да кто же в этом виноват, если не мы сами? — возмущался он. — Говорю это просто как русский, как солдат: познание Кавказа тесно связано с выгодами нашего отечества».

Оказалось, что познание Кавказа принесло «выгоду» в первую очередь самому писателю: именно здесь, в «теплой Сибири», его талант достиг высшего расцвета. В солдатской казарме или у бивуачного костра он создает одно за другим самые лучшие свои произведения, которые принесли Марлинскому громкую всероссийскую славу. Это и путевые зарисовки, и дневники, этнографические очерки и рассказы, но прежде всего — это повести, истинная стихия художника. «В повестях Марлинского, — писал Белинский, — везде виден ум, образование, прекрасные мысли, поражающие своею новостию и своею истиною; прибавьте к этому его слог, оригинальный и блестящий».

Если раньше Бестужева как прозаика привлекали преимущественно исторические сюжеты, то теперь тематика его повестей значительно расширяется и углубляется. Он создает повести о светской жизни, хорошо ему знакомой до ссылки («Испытание», «Страшное гадание», «Фрегат «Надежда» и др.), батальные повести, героями которых оказываются воины-патриоты русской земли («Лейтенант Белозор», «Латник», «Мореход Никитин»). В них герои проходят испытание на верность, на силу чувств, на благородство и духовную стойкость, вступают в поединки не только с соперниками в любви, но и с враждебным и порочным высшим обществом.

Но главной темой, главными проблемами повестей Бестужева в этот период становится Кавказ и его обитатели — горцы. «Я топтал снега Кавказа, я дрался с сынами его — достойные враги! — утверждал писатель. — Как умеют они сражаться, как геройски решаются умереть! И что за горы! О, как бы любили русские этот край, если бы он был их отчизною!» Понятно, с какой симпатией, с каким уважением к «этому краю» и его народам творил русский художник-солдат пеструю и многоцветную картину, увиденную свежим взглядом и запечатленную сочным языком.

Наиболее ярко она воплощена в двух его «кавказских» повестях — «Аммалат-бек» и «Мулла-Нур», в основу сюжетов, которых писатель положил реальные события и факты. Первая даже имеет подзаголовок «Кавказская быль». В ней повествуется о трагической любви молодого горца Аммалата и красавицы-горянки Салтанеты. Любопытно, что в 1837 году путешествующий по России известный французский писатель Александр Дюма-отец посетил Кавказ и, прочитав повесть Марлинского, посетил могилу Салтанеты, а затем создал свой роман «Салтанет».

Но, несомненно, самое зрелое и самое сокровенное произведение Бестужева, его лебединая песнь — это повесть «Мулла-Нур». По существу — это тоже художественная версия рассказа ее главного героя, действовавшего в те времена в Дагестане, знаменитого разбойника, с которым отважный писатель не побоялся встретиться в его логове в горах. Мулла-Нур славился смелостью, неустрашимостью, но главное, чем он заинтересовал Бестужева, была любовь к нему простого народа, который видел в нем своего защитника и благодетеля: он грабил только богатых и знатных и безвозмездно отдавал добычу бедным людям горных аулов. По существу, Мулла-Нур был бунтарем-одиночкой, мстителем за народные обиды, «татарским Карлом Моором», по словам Белинского.

А сколько прекрасных песен, народных примет и поверий, пословиц и поговорок вкрапливает автор щедрой рукой в свое повествование! Не случайно общавшиеся с Бестужевым горцы ласково называли его Искандером — по имени другого замечательного героя повести «Мулла-Нур».

Да, без феномена Бестужева-Марлинского невозможно представить нашу отечественную литературу XIX века. Целая плеяда прозаиков этого столетия, и в первую очередь Михаил Лермонтов и Лев Толстой, испытала на себе его влияние и продолжала развивать его художественные открытия. Прав был Белинский, утверждавший, что Бестужеву-Марлинскому «литература наша многим обязана». Хочется к этому добавить: «И мы, жители Кавказа, — тоже!»

Анатолий КОРКИН, заслуженный работник ПГУ.