«…Мне бы хотелось… обнять зрительный зал и смеяться с ним и плакать…»

Николай Мордвинов принадлежит к талантливому поколению «думающих» актеров 30—60 годов ХХ века.
Карьера Мордвинова складывалась непросто. Парня-волжанина (родился в 1901 году в городе Ядрине Чувашской области) не взяли в театральную школу им. Вахтангова. Вторая попытка получить профессиональное образование тоже была не слишком удачной: Мордвинова отчислили после первого года обучения в Государственном техникуме им. Луначарского (сейчас Российская академия театрального искусства). Потерпев такие глобальные неудачи, большинство людей стараются искать себя уже в других сферах деятельности и навсегда забыть о театре, и лишь человек с огненной мечтой может переступить через неприятности и продолжать двигаться в том же самом направлении. Итог: Николай Дмитриевич приходит
к Ю. А. Завадскому на Драматические курсы.

Обучение у Мастера было серьезным начинанием актерской жизни Мордвинова. Завадский не просто давал набор театральных навыков, он заставлял своих студентов думать и ставить перед собой задачи и вопросы и, конечно же, искать на них ответы. Однажды Юрий Александрович спросил своего студента Мордвинова: «А почему ты решил идти в театр? Что ждешь от него?» «Мне бы хотелось выйти на сцену, обнять зрительный зал и смеяться с ним и плакать», — просто и искренне ответил Николай Дмитриевич.
Мордвинов высоко ценил Завадского как режиссера. Вместе они сделали много спектаклей, которые не прошли бесследно для зрителя. Но три из них — «Отелло», «Король Лир» и, конечно же, «Маскарад» — стали легендарными постановками театра им. Моссовета.
В «Маскараде» в роли Арбенина Мордвинов сыграл более 300 (!) раз и всегда имел огромный успех. Выходя на сцену, он каждый раз искал что-то новое в своем герое. Спектакль за спектаклем актер все глубже и глубже погружался в Арбенина, не давая этой роли обрасти штампами и не доводя ее до механического автоматизма.
Коллега Мордвинова по театру великая Фаина Раневская после просмотра «Маскарада» говорила Николаю Дмитриевичу: «Что меня волнует в Вас как в художнике и человеке? Непрестанная работа. Вы довели роль до совершенства».
Мордвинов уделял внимание каждой детали образа Арбенина. На сцену он выходил в особом фраке с булавкой, который специально для него по всем правилам портновского искусства ХIХ века сшили в мастерской театра.
Специально изготовленный под старину перстень с сердоликом, что сейчас представлен в экспозиции Государственного музея-заповедника М. Ю. Лермонтова в Пятигорске, актеру подарила коллега из театра им. Моссовета Тамара Оганезова. Николай Дмитриевич использовал его в сцене отравления Нины. Перстень имеет особую конструкцию: состоит он из двух частей, скрепленных тайным замком, под камнем находился «яд», и когда половинки камня открывались, «яд» высыпался!
Еще актер использовал в роли личный перстень с аквамарином, который в 1914 году ему подарила мать, и золотые часы, подаренные отцом. Эти предметы сейчас тоже хранятся в пятигорском музее. После смерти Мордвинова его жена Ольга Табунщикова-Мордвинова подарила эти бесценные (и не только с материальной точки зрения) вещи именно пятигорскому Домику Лермонтова.
Также в фондах музея хранится скатерть, подаренная актеру Натальей Михайловной Биязи. На скатерти ручная вышивка с интересным сюжетом: в центре — портреты Лермонтова и Шекспира, а по краям — медальоны с изображением сцен из знаменитых спектаклей Мордвинова и жизненные увлечения артиста: отдых на природе, рыбалка и прочее.
Возвращаясь к «Маскараду», хочется отметить, что спектакль с Мордвиновым ставился дважды — в 1952 и 1963 годах (режиссеры Ю. А. Завадский и И. Анисимова-Вульф) — и оба раза имел огромный успех у зрителя. Но, к сожалению, театральное искусство мимолетно. Спектакль живет лишь тогда, когда его играют. Зрители сегодняш

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.