На кабардинской слободке № 252

Этот адрес своего жительства Толстой сообщает в письме к любимой тетушке, Т. Ергольской. Адрес, как видим, указан предельно точно, и, на первый взгляд, найти дом, где снимал квартиру писатель, совсем не сложно.

Увы! Многие пытались отыскать самый важный из толстовских адресов, но тщетно. Впрочем, некоторая надежда на успех все же существует, но об этом позднее. А сначала — немного о Кабардинской слободке, или Кабардинке, как ее называют пятигорские старожилы. Вся она по праву может считаться одним из толстовских мест, поскольку помнят писателя ее узенькие улочки, сохранившие доныне не только свою планировку, но и во многом облик той давней поры.

Да, ушедший не так давно в прошлое ХХ век принес кое-какие перемены этому старейшему пригороду Пятигорска. На самой заре столетия было построено на главной улице несколько двухэтажных особняков, а у дальнего, восточного, края — здание приходского училища, позже — семилетняя школа № 12. Там же, вблизи восточной границы, появились городские скотобойни, ставшие мясокомбинатом, угрюмая тюрьма, прозванная «Белым лебедем», не доживший до наших дней известковый завод «Красный факел». Протянулась к ним трамвайная линия, по которой и ныне исправно бегают вагончики первого маршрута. Булыжную мостовую сменило асфальтированное шоссе, по которому мчится поток автомобилей…

Но сверните с главной магистрали в боковые улочки и переулки – и вы встретитесь там с прошлым. В Пятигорске немало его свидетельств – но это в основном отдельные шедевры старинной архитектуры, представляющие парадное лицо старого города. А здесь прошлое предстает в своем бытовом облике неприметной окраинной жизни. Те же, что и полтора века назад, небольшие, теснящиеся друг к дружке домики. Неприхотливые палисадники перед ними. Заборы, грубо сложенные из дикого, поросшего мохом, камня. Не мощенные, похожие на проселочные, дороги, служащие и транспорту и пешеходам… Именно так выглядела Солдатская слободка, которую стали называть Кабардинской, поскольку первоначально ее населяли отставные солдаты Кабардинского полка.

Поначалу подобная слободка появилась у стен Константиногорской крепости. А после того как в Горячеводской долине начали строиться первые дома, сюда стали перебираться и обитатели крепостной слободки, образуя такую же приблизительно там, где сейчас находится сквер с фонтаном «Гномы». В конце концов слободка переместилась на свое нынешнее место благодаря дороге из Георгиевска, пробитой вдоль берега Подкумка у южного ската Машука. Ведь, как известно, многие улицы городов возникают вдоль проезжих трактов. Уже на плане Пятигорска, составленном в 1827 году, два года спустя после начала движения по георгиевской дороге, мы видим вдоль нее ряд домиков.

В книге Броневского «Поездка на Кавказ», выпущенной в 1834 году, читаем: «У самого Пятигорска дорога подходит к подошве Машука… справа у нас является отвесная скала …Под навесом сей скалы, на узкой стезе, представляется несколько хижин или мазанок… Хижины сии составляют небольшую улицу, называемую Солдатской слободкой… есть домики и в три, и в пять окон по фасаду, в коих 100 комнат сдаются за сходную цену».

Еще десять лет спустя появился в печати роман Е. Хамар-Дабанова (псевдоним Е. Лачиновой) «Проделки на Кавказе», где встречается сходное описание Солдатской слободы, через которую проезжают герои:

«…коляска катилась уже по слободке, между двумя рядами разновидных домов… Группы солдаток и девчонок сидели у ворот, крича проезжим:

— Господа, здесь порожняя квартира, не угодно ли остановиться?»

Желающих находилось немало, особенно среди посетителей с небольшим достатком – квартиры в слободке стоили куда дешевле, чем в центре города. Ну а условия жизни со временем сделались лучше. Вот свидетельство художника В. Верещагина, побывавшего в Пятигорске вскоре после Толстого:

«При въезде в Пятигорск приходится

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.