Наградной лист отца

Я был мальцом, когда началась Великая Отечественная. Детская память сохранила несколько эпизодов, которые порой в часы бессонницы встают в сознании, как вспышки молнии.
Мой отец Тимофей Яковлевич Щеглов ушел на фронт добровольцем в 1941 году. Провожали земляков на войну всем миром. Мне запомнилось, как я ревел, уцепившись за подол матери. В семье было трое детей, всех нас отец очень любил.
Многое пришлось пережить в годы военного лихолетья. Особенно страшен голод, когда мы, ребятишки, ждали, чтобы оттаяла земля и можно было откопать репу. А какая была радость, когда появлялась первая крапива или лебеда! Выращивали кукурузу. Мне до сих пор стыдно, что, сажая кукурузу, я украдкой съел три зернышка.
Отец вернулся с фронта в сорок шестом году контуженный. После Победы над фашистами ему пришлось воевать еще в Японии. О своих ратных подвигах распространяться не любил. Помню, когда я уже повзрослел, он только однажды рассказал мне, какой ад пережил во время штурма Сапун-горы. В память врезались его слова:
— Сколько наших ребят там полегло, сынок, ты представить себе не можешь. Ничего нет в мире страшнее войны.
Матери тоже пришлось много испытать. В страхе и надежде все годы она ждала писем от отца с фронта. А еще всю жизнь помнила страшную трагедию, когда их сгоняли к месту расстрела евреев. Мать рассказывала, что огромная яма, забросанная землей, дышала, слышались стоны. Ночью они с подругой, рискуя жизнью, подошли к яме и откопали одну женщину. Та была вся седая, хотя ей не было и сорока лет. Мать наутро тоже заметила у себя в волосах белые пряди.
Отца не стало. Прошли годы. И однажды позвонил мне племянник из Москвы Николай Борец.
По совету своей матери, моей сестры Галины Тимофеевны, которая собирает сведения о родословной всей нашей большой семьи, Николай решил узнать подробности фронтовой биографии деда. Благо, сейчас есть хороший помощник Интернет. Набрал в поиске: «подвиг народа.ру», указал фамилию, имя, отчество, год рождения деда, и получили мы дорогой документ — наградной лист Тимофея Яковлевича Щеглова.
С волнением я вчитывался в строки этого документа, который был составлен 9 мая
1944 года:
«Тов. Щеглов Тимофей Яковлевич участвует в Отечественной войне против немецких захватчиков с августа месяца
1941 года. В боях за родину был ранен. В период боевых действий частей 77-й стрелковой Симферопольской Краснознаменной дивизии за освобождение Крыма и гор. Севастополя с 8 апреля по 10 мая 1944 года работал в должности санитара-носильщика. Не считаясь с усталостью, сутками переносил раненых с автомашины в медицинские подразделения, в операционную и перевязочную. За период с 17 апреля
1944 года по 10 мая в период наибольшего поступления раненых перенес на своих руках более 500 человек. Всегда отлично выполнял все задания командования. Как хороший специалист-жестянщик обеспечил все медицинские подразделения необходимым инвентарем. При недостатке консервированной крови для переливания раненым бойцам тов. Щеглов первым отдал свою кровь раненому офицеру и спас его жизнь.
Тов. Щеглов Тимофей Яковлевич достоин правительственной награды — медали «За боевые заслуги». Командир отдельного медико-санитарного батальона 77-й стрелковой Симферопольской Краснознаменной дивизии имени Серго Орджоникидзе капитан медицинской службы Коваленко, 9 мая 1944 года».
Гордость за отца переполняла мое сердце. Я подумал, насколько скромным он был человеком, что об этом никогда нам не рассказывал. На наши расспросы скажет, бывало: «Трудно было, очень тяжело, но не одному мне, всем приходилось нелегко».
На параде в День Победы нельзя без слез и волнения смотреть на то, как марширует мимо трибуны Бессмертный полк, когда дети и внуки несут портреты фронтовиков. Каждый из них вписал свою строку в летопись всенародной Победы. Я подумал о том, что в этом полку может занять достойное место и мой отец.
Алексей Тимоф

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.