Народная книга

Закрыл последнюю страницу поэтического сборника «За други своя» Анатолия Дугина, преподавателя художественно-строительного лицея поселка Иноземцево, и задумался.

Небольшая по форме, но емкая по содержанию творческая вещь, про которые в народе говорят: «Мал золотник, да дорог».

Автора я знаю давно и основательно. Не один год на общественных началах состоим в редакционной коллегии газеты «Наш университет» одного из ведущих вузов страны – ПГЛУ.

Полагаю, газета удачно сочетает учебную, научную и деловую информацию с творческими исканиями ее читателей и созидателей, тем паче что и сам редактор Александр Мосиенко – член Союзов писателей и журналистов России. Анатолий Семенович Дугин – ветеран редакции. Именно здесь начинался его творческий путь в 50-е годы прошлого века. Тогда в этой газете (прежнее название «Учитель») и появились его первые стихи и рассказы. С тех пор много воды утекло, но верность газете и поэзии сохранилась.

Чем примечателен новый сборник стихов А. Дугина? Прежде всего злободневностью. Автор не парит в облаках, не ищет гламурных сюжетов. Он весь приземлен.

Плотнее, други, сядем за столом…
Поговорим, что ждет наш общий дом
И что мы детям с внуками оставим.
(«К сверстникам!»)
Здесь же читаем:
Кто остановит эту круговерть,
Во искупленье укротит стихию?
Прелюбодеи мысли сеют смерть.
Седые, встаньте! Скажем им: «Не сметь!»
Спасем детей, спасем свою Россию.

Невнятная политика руководства, давящая на тощий кошелек инфляции, ухудшение положения значительной части россиян не могут не волновать поэта.

Удержа нет, хоть в ниточку тянись.
Все скопом беспрестанно дорожает,
Лишь постоянно дешевеет жизнь.
(«Закономерности»)

Хочу отметить особо трепетное отношение А. Дугина к слову, родному языку, которое проходит красной нитью через все его стихи.

Против нас ополчились носители тьмы,
Вытравляя славянское племя.
Негодуя, кряхтим «я» и тысячи «мы»,
И язык — наша сущность и семя.
(«Моя боль»)

Поэт не может смириться с нахлынувшей на окружающих его людей волной апатии и безразличия, с эпидемией равнодушия и неверия.

Я падаю все чаще,
Смотрю с мольбой окрест,
Как полчища молчащих
России ладят крест.
(«Бороться легче, зная»)

Трагические события в жизни государства, многократно повторяясь, оставляют рубцы и на поэтической ауре стихотворца. Гибель атомохода «Курск», многочисленные теракты, провалы в исторической памяти – все это находит в сборнике свое болевое отражение:

Беслан! Их столько там положено.
Сердечек малых и сердец.
Кровавой кашей унавожено
Всесилье и его конец.
(«Вопрос»)

В книгу «За други своя» включена «Цветная поэма», оригинальная по замыслу и в значительной мере автобиографичная. На мой взгляд, достоинством ее является органичное слияние двух нравственных начал – социального и собственно авторского. Всем содержанием поэма вопиет о глобальной экологической катастрофе, на пороге которой стоит человечество, продолжающее уничтожать природу:

А жизни уносят цунами, 
Штормам незнакома жалость, 
Зло ширит себя и множит, 
Льет красное через край. 
Так кто же планете поможет
Пробить глухоту толстокожих,
Сменить слепоту на разум
И грохнуть единой глоткой:
— Живи и не умирай!

Оценивая книгу «За други своя», хотелось бы обратить внимание автора на некоторые просчеты, к числу которых я бы отнес некую сумбурность в тематическом размещении стихов, излишнюю экспрессию в отрицании того нового, что происходит в нашем обществе.

Тем не менее, универсальность поэта дает ему возможность быть понятым в любой аудитории, как в среде молодежи, так и в кругу ветеранов-соратников. И в этом сила его стихов.

Как и предшествующие книги А. Дугина, сборник «За други своя» я бы отнес к жанру «народной книги». Именно это дает нам полное право рекомендовать его самому широкому читателю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.