Неблекнущий Синий платочек

Судьба этой красивой и талантливой, сильной и мужественной, хрупкой и простой женщины, бесконечно любимой уже не одним поколением российских людей, до сих пор будоражит фантазию и интересует не только старшее поколение, но и совсем юных представителей из числа ее поклонников. Клавдия Ивановна Шульженко – человек-легенда, чье имя овеяно огромным числом разнообразных историй о ее жизни и творчестве.

В нашем городе никто лучше не знаком с ее биографией, чем Андрей Иванов, руководитель клуба почитателей К. Шульженко. Ему всего 19 лет, пять из них он занимается изучением жизни прославленной артистки.

— Андрей, с чего началось твое увлечение музыкой и конкретно творчеством Шульженко?

— Музыкального образования в нашей семье нет ни у кого, у меня в том числе. Но мама и бабушка всегда восторгались творчеством Клавдии Ивановны, рассказывали, как ходили на ее концерты и каким удивительным человеком она была. Однажды мне стало интересно, что же это за женщина такая. Именно тогда я прочитал первую книгу о ней. С этого все и началось. Потом я стал уже серьезно заниматься ее творчеством, изучением биографии, коллекционированием вещей, связанных с памятью о Клавдии Ивановне.

— И сколько уже в твоей коллекции таких экспонатов? И какой, на твой взгляд, самый ценный?

— В основном, это пластинки, довоенные фотографии с дарственными надписями, сделанными рукой артистки, газетные вырезки 30-50-гг., записи концертов до и после ВОВ. Но самым дорогим я считаю любовное письмо, которое Шульженко в 30-м году отправила своему мужу. В нем в каждой строчке, в каждом слове вся Клавдия Ивановна.

— А как эти реликвии попадают к тебе?

— Что-то передает ее сын, он с большим уважением относится к тем, кто любит, ценит, изучает творчество его матери и хранит память о ней. Таких клубов, как у нас в городе, всего три по стране – в Пятигорске, Ростове и Челябинске. В Харькове находится самый крупный музей К. Шульженко. В нем бережно хранятся ее личные вещи, афиши, концертные платья, в которых она выступала, фото знаменитостей, с которыми дружила. Часть материалов нам как раз и передал этот музей.

— Ты не думал о том, чтобы свое богатство показать широкой публике?

— Не только думал, но и показывал. Наш клуб часто организует музыкальные вечера в центральной библиотеке, Доме культуры, в Железноводске, Ессентуках, в санаториях для отдыхающих. Ко Дню Победы было приурочено открытие выставки «Клавдия Шульженко – легенда фронтовых лет» для ветеранов, у которых с творчеством этой великой певицы связано так много дорогих сердцу воспоминаний.

— Как ты считаешь, помимо своего волшебного голоса и таланта, чем еще покоряет эта удивительная женщина?

— Клавдия Ивановна прожила очень насыщенную жизнь. Но самым героическим и сложным периодом, конечно, стала Великая Отечественная война. Только за один год войны она с мужем Владимиром Коралли, который возглавлял фронтовой джаз-ансамбль, объездила весь Ленинградский и Волховский фронт, дала 500 концертов. За это ее группу наградили боевыми медалями «За оборону Ленинграда». Такого в истории России еще не было. Трудно сказать, что помогало ей в жуткий мороз петь для бойцов в легком платье и туфлях прямо на льду Ладожского озера. Наверно, желание чем-то помочь и поддержать наших солдат. Но, когда она выступала перед красноармейцами, вдохновенно исполняя «Синий платочек» и «Давай закурим», они на самом деле от звуков ее голоса воскресали душой и находили в себе силы вновь брать оружие в руки и идти защищать свою страну. И это при том, что группе Шульженко приходилось голодать, жить в подвале и постоянно попадать под бомбежки и обстрелы. Но, видно, какие-то сверхсилы хранят таких людей. После войны она продолжала выступать, но уже сольно. Клавдия Ивановна была женщиной гордой, в какой-то степени даже упрямой. И уж если сказала, что не будет петь идеологические

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.