Неностальгия пятигорского австралийца

Австралийский цыган

Трудно сказать, что было сложнее – покидать родные места или привыкать к новым. Хотя адаптироваться к переменам помогли корни – Домбровские оставили цыганский табор, с которым кочевали не один год, когда Рудольфу исполнилось пять лет. Они поселились на Кавминводах, и здесь мальчик закончил пятигорскую музыкальную школу, потом училище в Орджоникидзе и саратовскую консерваторию. Он работал в оркестрах, ансамблях, ресторанных группах в Кисловодске, Нальчике, Саратове, активно гастролировал. В Австралии ему не пришлось менять профессию. Сначала еврейская община помогла ему устроиться в Парламентский оркестр, с которым он немало поездил по стране. Сегодня, находясь на пенсии, Рудольф Войчекович работает волонтером и играет на самых различных мероприятиях. Волонтерское движение в странах Запада активно развито и в нем стараются участвовать практически все. Например, организация и проведение Олимпийских игр, прошедших в Сиднее, целиком и полностью – заслуга волонтеров со всей страны. По словам Рудольфа Войчековича, он мог бы подрабатывать частной практикой, но ему хватает пособия и не достает языковой практики, а без языка хорошую работу (впрочем, любую работу) в Австралии найти весьма проблематично. Однако, в благодарность государству, отнесшемуся к нему с вниманием и пониманием, он записался в волонтеры.

Старые русские и новые австралийцы

Почти десять лет Рудольф Домбровский привыкал жить на новой родине. Он учил язык, работал, изучал страну и полюбил ее и ее жителей. С выходом на пенсию у него появилась возможность побывать в России. «Там капитализм, но так все толково сделано, что, предположим, я на свое пособие могу нормально одеваться, питаться, платить за квартиру и отдыхать даже за пределами Австралии, — говорит Рудольф Войчекович. – Здесь же зарплата у многих 200—300 долларов в месяц. И если бы человек захотел приехать в Австралию, то только на билет в оба конца ему пришлось бы работать года полтора-два, ни на что больше не тратя деньги. А на что жить? Там человек не чувствует себя униженным, а здесь уже с экрана россиян быдлом называют. Это как надо себя высоко ценить, чтобы так о людях говорить…»

За последние два года он второй раз приезжает в родной Пятигорск повидать многочисленных родных, друзей, погулять по знакомым с детства улицам и в который раз убедиться в правильности слов Юрия Башмета, что «Россия – страна парадоксов». «Со стороны особенно замечаешь удивительную вещь, — говорит Рудольф Войчекович, — как умудряются в России сосуществовать несправедливость и безмерная доброта, отзывчивость, талантливость народа. Ну скажите, пожалуйста, зачем людям, получающим зарплату в три тысячи при признанном уже прожиточном минимуме в восемь тысяч, слушать каждый день, сколько процентов прибыли потерял тот или иной российский миллионер? Я вообще считаю, что быть миллионером в России – аморально и безнравственно. Впрочем, свои миллионы они тратят за пределами страны и именно это обсуждают на Западе, — деньги налогоплательщиков идут на покупки заграничных футбольных клубов, яхт, особняков, предприятий. И знаете, до сих пор Россия «там» ассоциируется с медведями и водкой…»

О «новых русских» Домбровский отзывается нелестно, причем таковыми он называет и ту молодежь, которая с «мобайлами и ушами» (радионаушниками) не уступает место в трамвае, и тех взрослых, которые уже считают это нормой. Зато сколько тепла и нежности слышится в его словах о «старых русских». Таких, как его друзья – Олег Тимофеевич Заикин и Анатолий Сергеевич Ладыко.

Музыкант-мастер

— Мы с Олегом знакомы с детства, нам было по шесть лет, когда мы начали общаться и дружить, — рассказывает Рудольф Войчекович. – Мы закончили одну музыкальную школу, Олег играл на виолончели в кисловодской филармонии, сейчас на пенсии. К сожалению, играть он уже не может, но и жить без музыки — тоже. У некогда известного в городе мастера он вы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.