Обида

Утро. На дворе стоял март, но погода была далеко не весенняя: дул холодный восточный ветер, бросая в лицо колючие крупинки. Баба Вера осторожно шла по скользкой ледяной дорожке навстречу ветру. В одной руке она несла трехлитровый баллончик, в другой — сумку с продуктами. Вообще-то в такую мерзкую погоду старушка не высовывалась из квартиры, а вот сегодня довелось. Жила она одна в небольшой, но уютной комнате на втором этаже. Близких родственников в городе не имела, а посему роднее и ближе, чем кот Батист, у нее никого на свете не было. Проживая еще в старой коммунальной квартире, она как-то случайно подобрала на улице продрогшего полуживого котенка. Стоял январь, злой и свирепый, и кто знает, возможно, малыш замерз бы и погиб. Тогда баба Вера заметила бедолагу, взяла к себе, приютила, обогрела, откормила. А потом ей дали новую квартиру, и они вместе с Батистом перебрались в другой район. За эти годы кот вырос, возмужал. Стал сильным и здоровым. Сытая и беспечная жизнь сформировала в нем крутой и эгоистичный характер. Питался любимчик только свежемороженой рыбой и молоком.
Накануне вечером баба Вера заглянула в холодильник и почти с ужасом обнаружила, что продукты для кота закончились, и вот теперь волей-неволей ей пришлось идти утром в магазин.
Шаркая ногами, баба Вера миновала мусорные контейнеры и хотела повернуть направо за угол дома, как вдруг до ее слуха донесся слабый жалобный скулеж. «Может, послышалось?» — напрягая слух, подумала старушка и замерла на какое-то мгновение. Поскуливание вновь донеслось до ее слуха. От жалобного призыва тоскливо защемило сердце. Не раздумывая, она вернулась к контейнерам и тут же заметила картонный ящик, в котором обнаружила дрожащего в ознобе маленького щенка. Было ему на вид не более трех недель. В глазах бедолаги одновременно были и страх, и мольба о помощи.
— Ах ты, милый мой. Кто же тебя сюда бросил в такую стужу, а? — заговорила старушка мягким голосом, точно с человеком, — иди сюда, дружочек.
Она бережно взяла щенка на руки, прижала к груди. Маленький пушистый комочек тотчас перестал скулить, затаился.
Тогда баба Вера еще толком не знала, что она будет делать с находкой, да, по правде говоря, она и не задумывалась над своим поступком, просто она спешила сделать добро — вот и все объяснение.
Переваливаясь с ноги на ногу, точно утка, баба Вера поднялась на этаж, открыла дверь. Огромный черный кот с белой каемкой на шее тотчас спрыгнул с дивана, кинулся к хозяйке. Понюхал сумку, в которой покоилась рыба, сладко зевнул. Затем, мурлыча свою ленивую песенку, стал ласково тереться у ног.
— Батистик, смотри, кого я тебе принесла, — старуха радостно опустила щенка на коврик у теплой батареи.
Батист с чувством превосходства сделал круг возле гостя: однако в его тусклых огромных глазах не проявилось совершенно никакой радости, скорее в них было пренебрежение и даже скрытая ненависть. После короткого знакомства он даже не стал ждать завтрак, прыгнул на диван и закрыл глаза.
— Обиделся дурачок, — сообразила старушка, — ничего, сейчас я вас помирю.
Придя к такой мысли, она подогрела на газовой плите молоко и теплым вылила в большую тарелку, поставила рядом с батареей. Щенок осторожно понюхал тарелку, а потом жадно стал лакать вкусную жидкость. Батист же тем временем лежал в той же позе и, казалось, вовсе не слышал ни радостное поскуливание, ни вздохи хозяйки.
Наевшись, щенок свернулся калачиком и крепко уснул. В тот день Батист ни разу не встал с дивана. Он даже не оторвал от теплой постели голову. А когда наступили сумерки, подошел к двери и стал жалобно мяукать.
— Ну что с тобой, Батист, погулять хочешь, за мышами соскучился? — пыталась ласково погладить своего любимца баба Вера. Но тот ласку не принял, всячески старался увернуться. А когда открылась дверь, он мгновенно шмыгнул в подъезд и в квартиру больше не вернулся.

Владимир ЖИДКОВ.
Фото Ильи Шкоденко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.