Ольга Казакова: «Сейчас перед всеми стоит одна задача: вывести страну из крутого экономического пике…»

Депутат Госдумы Ольга Казакова всегда уделяла особое внимание культуре и воспитанию подрастающего поколения. Некоторое время возглавляла Министерство культуры Ставропольского края. Стала одним из авторов идеи проведения Северо-Кавказского молодежного образовательного форума «Машук». В настоящее время является депутатом Государственной Думы 6-го созыва от фракции «Единая Россия».Мы решили узнать, как строится работа женщины-депутата, какие крупные проекты реализованы, а над чем еще стоит поработать.

— Ольга Михайловна, первый вопрос сугубо женский: не мешает политическая карьера семейной жизни, воспитанию детей?
— Считаю, что свои семейные функции я выполнила: детей родила, воспитала, помогаю им. Правильно, конечно, когда женщина посвящает себя дому, детям. Но некоторые, наверное, рождены, чтоб заниматься общественной деятельностью. Что поделать: я, честно, не могу долго сидеть на месте. Люблю и хочу работать над социально значимыми проектами. Такими вот, как форум «Машук».
— Как возникла идея форума?
— Это было поручение президента: разработать молодежные мероприятия для Северного Кавказа. Сделать так, чтоб обстановка в регионе успокоилась, молодые люди понимали, уважали культуру друг друга, были не просто, как сейчас модно говорить, толерантны-терпимы, а дружили, как когда-то мы. Помните популярные «интернациональные лагеря»? «Машук» из их числа, но на новый лад. Понятно, что на одной идее в наше время уже далеко не уедешь, необходимо было мотивировать молодежь. Тогда у Александра Хлопонина и возникла идея с грантами. Ну, а дальше понеслось… Список возможных мероприятий мы разработали в течение всего лишь 24 часов, отправили его на утверждение губернатору и Александру Геннадиевичу. Затем — в федеральный центр. Пришел ответ: провести межнациональный форум. Подумали и решили организовать его на одном из склонов Машука.
— В регионе быстро на инициативу откликнулись?
— Все подключились, все работали. Создание молодежного лагеря — сложная задача, нужно было наладить образовательный процесс, организовать быт, досуг, словом, решить массу вопросов. Сделать так, чтобы площадка «Машука» стала полезной, удобной, комфортной для ребят. В итоге задействованы оказались все. И, конечно, очень помогли руководители субъектов.
— Еще один интересный проект над которым вы работаете — «Культура и время»…
— Это уже проект «Единой России». Вообще, считаю создание фонда «Достояние» нашим главным прорывом. Это благотворительная организация, ее цель — поддержка людей творческих, тех, кто нуждается в материальной подпитке.
— По образованию вы учитель русского языка и литературы. Доводилось ли работать по специальности?
— Было дело. Сначала трудилась в детском саду. Позже, в Невинномысске, в школе. В Воркуте в начальных классах тоже успела поработать.
— То есть вы не понаслышке знаете, что значит воспитывать подрастающее поколение?
— Это точно, знаю.
— А ваши дети не ревновали?
— Сын вообще привык к тому, что мама всегда на работе. Когда ему было три года, я начала заниматься общественной деятельностью. Он рос с этим и не представляет, как по-другому может быть. А дочка, конечно, задавала вопрос: «Мам, почему всем можно везде участвовать, а мне нельзя — только потому, что я твоя дочь?» Она ведь и вправду с удовольствием принимала бы везде участие, потому что очень активная, творческая.
— Сейчас чем сын и дочь занимаются? Чем увлекаются?
— Дочь — профессиональный тренер, режиссер, работала ведущей на радио. Теперь мне помогает и занимается дизайном. Хочет доказать, что наши люди могут создавать красивые и модные вещи — так сказать, импортозамещение в действии. Я горжусь ею, она не сидит на месте. Сын еще только на первом курсе, но тоже хочет поскорее начать работать. Он у меня учится не в каком-нибудь «волшебном» вузе, поступил в «дорожный», на таможенный факультет. Знаете, есть такое мнение, что дети депутатов — этакая «золотая молодежь». У меня все иначе. Сидеть на шее им никто никогда не позволял. Всегда внушаю ребятам, что нужно работать. Своим — в первую очередь, потому что и меня саму с детства так воспитывали.
— Насколько я знаю, детство ваше прошло в Ворошиловграде, нынешнем Луганске. Тяжело наблюдать за тем, что там происходит сейчас?
— Очень тяжело. Жутко смотреть, что школа моя уже разрушена, Дом офицеров, в котором работала, — тоже. Все дорогие сердцу, любимые места изуродованы до неузнаваемости. Когда все началось, я больше всего переживала о сохранности памятников в Краснодоне, Ровеньках. Понимаете, там на стенах сохранились надписи, которые писали молодогвардейцы. Все время думала: если они будут замалеваны, осквернены, если на их месте нарисуют фашистскую свастику, это будет настоящей трагедией. Что сказать… Сейчас Луганск — это боль… Там похоронен мой старший брат. Одноклассники недавно привезли мне землю с его могилки. Хотим с мамой в Тамбовской области, где похоронен папа, сделать какое-то место, куда мы могли бы приходить, где мама могла бы оплакивать сына. Я верю, что эта трагическая ситуация, в которой оказались братские народы, разрешится. И мы — и общественность, и руководство страны, и депутаты — для этого должны сделать все.
— В 2012 году вы с Ольгой Тимофеевой одновременно стали депутатами Государственной Думы Российской Федерации. Между вами часто проводят параллели. Какие у вас взаимоотношения?
— Отличные! С Ольгой знакомы были еще до Госдумы. Она журналист, я работала в молодежной политике, часто пересекались. Сейчас я рада, что мы делаем общее дело: что бы там ни говорили про женскую дружбу, женщины, поддерживающие друг друга, — это сила. Вообще у нас в Думе сформировалась мощная команда из Ставрополья. Все уже знают нас, говорят: «О, Ставрополь собрался!» Очень горжусь своими коллегами, женщинами — прежде всего.
— Насколько тяжело представительницам слабого пола в политике?
— Непросто. Да и мужчинам тоже. Но, думаю, в плане защиты детей, молодежи, семейных ценностей — того, чем занимаюсь я, — женщинам не то чтобы легче, но как-то органичнее что ли. Отстаивать и доказывать ведь нужно то, во что ты веришь. Поэтому, наверное, мне так легко представлять в Москве интересы Ставропольского края. Я знаю регион и люблю его.
— Как в целом оцениваете обстановку на Ставрополье? Что за последние годы изменилось в лучшую сторону? Над чем еще стоит поработать?
— Работы у Ставрополья очень много, как и у всей страны. Ситуация сложная. Мы это понимаем. Осознаем, какая у нас внешнеполитическая обстановка, поразившая внутренние кризисные явления. Однако, уверена, этот же кризис вытолкнет нас наверх. Для этого есть ресурсы. Кризис — линия старта. Ставрополью необходимо возродить сельское хозяйство, нужен прорыв и в развитии туризма, и в других отраслях. Когда в 2008—2009 годах весь мир «упал», Россия устояла. В некоторых странах Европы, например, в Испании, безработица достигла 40%, все стройки остановились. У нас все было ощутимо легче. В стране действовал антикризисный план, в ежедневном режиме работало правительство. И сейчас так должно быть: мы ежедневно, ежечасно решаем проблемы — сельского хозяйства, системы образования, здравоохранения, вопросы ЖКХ. Но надо честно признать, что все сразу осилить невозможно. Если, как некоторые политики, бездумно обещать «фабрики рабочим» и «земли крестьянам» — это просто пустые слова.
— А как развивается и реализуется проект «Детский спорт»?
— Очень рада, что проект в Ставропольский край «зашел» и уже три года работает успешно. Отремонтировали более 70 спортивных объектов в сельских школах. Представляете? Более 70! И деньги федеральные есть, и люди положительно реагируют, и директора рады, потому что школы не ремонтировались по 20—30 лет. Сегодня здесь другая картина: новые полы, стены, современное оборудование, мягкое покрытие. Согласитесь: толку говорить о великих планах, когда у нас школьники в туалеты бегают во двор? Вот с чего нужно начинать! А теперь у нас в сельских школах появились еще и душевые при спортивных залах. Знаете, вроде, скромные такие вещи, но именно они все и меняют.
— Вопрос, как говорится, о наболевшем. В последнее время много говорят о развитии туристско-рекреационного кластера в России, СКФО, на КМВ в частности. В то же время в Пятигорске идет настоящая война за сохранение здравниц. Наши местные профсоюзники во главе с Николаем Мурашко просто распродают курорт по частям. Их старшие коллеги, в том числе и председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков, делают вид, что не видят этого. Все жители региона ждут принятия «Закона о КМВ» как панацею от местных «болячек». На каком этапе его принятие?
— Не могу спокойно смотреть на то, как разрушаются наши памятники культуры, учреждения, которые, по большому счету, должны принадлежать народу. Что такое профсоюз? Профсоюз — это все мы. Мы все были в профсоюзе, платили взносы. Поэтому воспринимаем его не как какую-то коммерческую организацию, а как то, к чему имеем непосредственное отношение. И тут такой удар! Конечно, люди возмутились. Как остаться равнодушным? Принятие «Закона» должно все расставить на места. Кстати, очень многие вопросы, которые для Ставропольского края были неприемлемы, уже из этого закона «выпали». Именно потому, что мы все отстаивали интересы региона: и депутаты, и губернатор, и общественники. И журналисты, которые действительно любят свою землю. Надеюсь, что в скором времени «Закон» все-таки «родится» и защитит нашу территорию от разграбления. Нужно понимать, что если тот или иной объект передается в частные руки, в которых он сохранится, будет развиваться, не пострадают люди, в первую очередь, коллектив учреждения, — это хорошо. А если все обман, если коллектив уволят, учреждение перепрофилируют, то такого ни в коем случае допустить нельзя! Для этого есть мы, есть представители государственной, федеральной власти, есть представители местной власти, которые обязаны защитить.
— На все вопросы Николай Мурашко отвечает, что лечебницы нерентабельны. Однако мы уже наглядно продемонстрировали своим читателям и общественности, что о нерентабельности и речи не идет. Как думаете, в чем истинная причина?
— Это хорошо, что вы проводите свои расследования. Может быть, о нерентабельности и вправду говорят для «отвода глаз», а подоплека здесь совсем другая. Этого я не исключаю. На мой взгляд, в «Законе», о котором мы говорили, должны быть учтены не только интересы отдыхающих, местных жителей. Он обязан контролировать весь процесс развития здравниц. Для меня сохранение бальнеологической базы — задача приоритетная. И, конечно, красота. Люди не хотят ехать туда, где мусорные свалки, где город не убран. Ну не хотят туристы это видеть. Когда человек едет из аэропорта в санаторий, он должен любоваться красотой и чистотой. Тогда будет уверен, что пьет действительно целебную воду, находится в экологически чистом месте.
— А сами где обычно отдыхаете, если, конечно, на это есть время?
— Дома отдыхаю. Люблю бывать у мамы в деревне: надела спортивный костюм, кроссовки — и за работу, родителям помогать… После шума больших городов, постоянной суеты подобные дни с семьей, с детьми — лучшее, что можно придумать.
— И последний вопрос: какие ставите перед собой цели на ближайшее будущее?
— Сейчас перед всеми стоит одна задача: вывести страну из крутого экономического пике, не позволить сложившейся внешнеполитической обстановке сказаться на жизни и благополучии рядовых россиян. Вот главная цель!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.