Почему мы так говорим?

Иван Иванович и Иван Никифорович

Персонажи «Повести о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» (1834) Н. В. Гоголя. Имена этих двух миргородских обывателей стали нарицательными для людей, постоянно ссорящихся друг с другом, синонимом склок, сплетен.

История мидян темна и непонятна

Фраза из устного рассказа И. Ф. Горбунова (1831—1895), сохранившегося в записи одного из его современников. Учитель истории диктует в классе: «История мидян… история… мидян… точка и подчеркнуть. С новой строки: введение в историю мидян… Точка и подчеркнуть. С красной строки: история мидян… история мидян… темна и непонятна… темна и не-по-нятна. С красной строки: конец истории мидян. Точка и подчеркнуть» (Павел Шереметев, Отзвуки рассказов И. Ф. Горбунова, СПб. 1901, с. 98). Фраза цитируется как шутливая характеристика малосодержательного, бестолкового рассказа о чем-нибудь.

Калиф на час

Так называют человека, наделенного властью на короткое время. Выражение это возникло из арабской сказки «Сон наяву, или Калиф на час», включенной в состав сборника «Тысяча и одна ночь», окончательная редакция которого относится к XV–XVI вв. Сборник стал известен в Европе в начале XVIII в. по неполному переводу-переделке (1704—1708) ориенталиста Антуана Галлана. Этот французский перевод, в свою очередь, был переведен на многие языки, в том числе и на русский, впервые в 1763—1771 гг. Название сборника стало синонимом чего-либо необычайного, сказочно великолепного. Но вернемся, собственно, к сказке, в которой молодой багдадец Абу-Гассан зовет к себе в гости незнакомца, не подозревая, что перед ним калиф Гарун-аль-Рашид, обозревающий под видом приезжего купца Багдад. Абу-Гассан высказывает ему свою заветную мечту: каким-нибудь чудом, хоть на один день, стать калифом. Гарун-аль-Рашид, желая развлечься, подсыпает Абу-Гассану в вино снотворный порошок, дает приказ перенести его во дворец и предписывает своей свите оказывать ему, когда он проснется, почести, подобающие калифу, с тем, чтобы он поверил, что он действительно калиф. Шутка удается. Абу-Гассан понемногу убеждается в своем величии, наслаждается целый день роскошью дворцовой жизни и, войдя в роль калифа, начинает отдавать разные приказания. Вечером он снова получает вино со снотворным средством, и сонного его водворяют домой. Пробуждение Абу-Гасcана сопряжено со множеством комических подробностей. Оперетта Оффенбаха (1819—1880) «Калиф на час» способствовала популярности этого выражения.

Тридцать пять тысяч курьеров

Слова Хлестакова в комедии
Н. В. Гоголя «Ревизор» (1836), д. 3, явл. 6: «Один раз я даже управлял департаментом. И странно: директор уехал, куда уехал — неизвестно. Ну, натурально, пошли толки: как, что, кому занять место? Многие из генералов находились охотники и брались, но подойдут, бывало, — нет, мудрено. Кажется, и легко на вид, а рассмотришь — просто черт возьми! После видят, нечего делать — ко мне. И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры… можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров! Каково положение, я спрашиваю?» Фразой Хлестакова, которая нередко цитируется как «сорок тысяч курьеров» или «тридцать тысяч курьеров», характеризуется чрезмерное преувеличение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.