Почему мы так говорим?

Ксантиппа
Так звали жену знаменитого греческого философа Сократа (ок. 469—399 гг. до н. э.). Имя ее стало нарицательным, употребляется для обозначения сварливой жены. Однако сведения о неуживчивом нраве жены Сократа лишены достоверности. Самый авторитетный источник — «Воспоминания о Сократе» его ученика Ксенофонта (ок. 430—355 гг. до н. э.) — рисует Ксантиппу заботливой женой и самоотверженной матерью и никаких сведений о раздорах в семье Сократа не заключает. Другой ученик Сократа, философ Платон (427—347 гг. до н. э.) рассказывает о том, как горевала Ксантиппа, предвидя скорую смерть мужа. Традиция, увековечившая сварливость Ксантиппы, восходит к «Пиру» вышеназванного Ксенофонта. В отличие от характеристики Ксантиппы, данной им в своих воспоминаниях, Ксенофонт в «Пире» называет Ксантиппу «самою несносною из женщин не только в настоящее время, но и в прошедшем и в будущем». В этом сочинении Ксенофонта Сократ на вопрос своего собеседника, философа Антисфена, что побудило его жениться на такой женщине, как Ксантиппа, отвечает: «Я наблюдаю, что лица, желающие стать опытными наездниками, выбирают себе не послушных, а горячих лошадей. Они руководствуются при этом таким расчетом: если они смогут обуздать горячую лошадь, то с другими им нетрудно будет управиться. Так точно поступил и я: желая уметь обходиться с людьми, я женился на Ксантиппе, будучи уверен, что, если я управлюсь с нею, мне легко будет общаться и со всеми остальными людьми». Этот диалог в «Пире» объясняется тем, что Антисфен был главою кинической философской школы, превозносившей мудрость Сократа. Чтобы оттенить ее, понадобилось противопоставить Сократу контрастный характер, для чего и была придумана его сварливая жена. После «Пира» Ксенофонта в философских и риторических школах Древней Греции прочно утвердилась тема для моральных и риторических упражнений — сравнительная характеристика Сократа и Ксантиппы. Ученики должны были измышлять диалоги между ними. Этот учебный материал и упрочил за исторической Ксантиппой не заслуженную ею характеристику.
…прямая и единственная цель этого сочинения [книги В. Г. Черткова «Уход Толстого»] — опорочить умершую Софью Андреевну Толстую. Теперь слышу, что скоро выйдет в свет еще одна книжка, написанная с тем же похвальным намерением: убедить грамотных людей мира, что жена Льва Толстого была его злым демоном, а подлинное имя ее — Ксантиппа (М. Горький, О С. А. Толстой, Собр. соч., т. 14, с. 301).
Кисейная барышня (девушка) Выражение, употребляемое в значении: жеманная, изнеженная девушка, с ограниченным кругозором. По-видимому, впервые в литературную речь вошло из романа
Н. Г. Помяловского «Мещанское счастье» (1861): «Кисейная девушка!.. Ведь жалко смотреть на подобных девушек — пора-зительная неразвитость и пустота!.. Читали они Марлинского, пожалуй, и Пушкина читали; поют «Всех цветочков боле розу я любила» да «Стонет сизый голубочек»; вечно мечтают, вечно играют… Ничто не оставит у них глубоких следов, потому что они не способны к сильному чувству. Красивы они, но не очень; нельзя сказать, чтобы они были очень глупы… Легкие, бойкие девушки, любят сентиментальничать, нарочно картавить, хохотать и кушать гостинцы… И сколько у нас этих бедных кисейных созданий!» В 60-х годах выражения «кисейная барышня» и «кисейная барыня» были — по свидетельству современницы — в устах передовой женской молодежи терминами, выражающими презрение к светским поверхностным и неразвитым женщинам. «Нельзя сомневаться, — пишет академик В. В. Виноградов, — что клички «кисейная барышня», «кисейная барыня» вышли из демократической среды и сложились на почве народного словоупотребления. В. И. Даль в «Толковом словаре» не приводит этих выражений, но указывает: «кисейница» — в народе щеголиха, которая ходит в кисее».
К типу добродушной кисейной девушки подходят все женщины, не отличающиеся сильным и блестящим умом, не получившие порядочного образования и в то же время не испорченные и не сбитые с толку шумом и суетой так называемой светской жизни. У этих женщин развита только одна способность, о которой заботится уже сама природа, — именно способность любить. Вся судьба такой женщины решается безусловно тем, кого она полюбит (Д. И. Писарев, Роман кисейной девушки, 9).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.