Почему мы так говорим?

Четвертая власть
(четвертое сословие, шестая держава)

Выражение это, обозначающее печать, прессу, имеет длительную историю. В Англии употреблялось выражение «четвертое сословие». Так, известный английский романист Генри Фильдинг (1707-1754) писал: «Ни один из наших политических ораторов… не обратил внимания больше нежели на три сословия, а именно: королей, лордов и членов палаты общин (commons)… обойдя молчанием ту обширную и могущественную категорию, которая образует четвертое сословие в этом обществе, — народ». В публицистике уже с конца XVIII в. встречаются аналогичные высказывания, в которых под четвертым сословием разумеется то одна, то другая политическая сила — церковь, армия и т. п., которая обычно противопоставляется дворянству и буржуазии. Наконец выражение «четвертое сословие» было закреплено за литературой, в частности за журналистикой. Кому первому принадлежит такое применение этого выражения, точно неизвестно. Томас Карлейль (1795-1881) приписывает его, не указывая источника, идеологу английской аристократии, политическому писателю Эдмунду Берку (1729-1797). В книге «Герои, почитание героев и героическое в истории» (1841), состоящей из лекций Карлейля (прочитанных в 1837-1840 гг.), в лекции 5-й (1839) он говорит: «Разве в настоящее время разные парламентские дебаты, хотя название парламента сохраняется по-прежнему за известным учреждением, не ведутся повсюду и во всякое время, и притом гораздо более энергичным образом, совершенно вне парламента? Берк говорил, что в парламенте заседают три сословия; но там в галерее репортеров заседает четвертое сословие, гораздо более сильное, чем все они. И это не фигуральное выражение, не остроумная фраза, а буквально верный факт, факт весьма многознаменательный для нашего времени. Литература — наш парламент». В журнале «Notes and Queries» один из корреспондентов утверждает, что в его присутствии известный английский политический оратор Генри Броугэм в палате общин в 1823 или 1824 г. употребил выражение «четвертое сословие» применительно к прессе и что тогда оно было воспринято как новое, ему принадлежащее. Наконец, английский либеральный историк Маколей (1800-1859) в очерке о «Конституционной истории Англии» Генри Галлама (1828) говорит о том, что в галерее репортеров палаты общин находится «четвертое сословие» государства. Возможно, что именно эту фразу Маколея Карлейль ошибочно приписал Берку, в произведениях которого обнаружить ее не удалось.
В России (как всегда все по-своему) в XIX в. появляется взамен английского выражения «четвертое сословие» выражение «шестая держава». Шестой державой пресса была названа в противовес пяти великим державам, входившим в так называемый европейский концерт (Россия, Англия, Франция, Германия, Австро-Венгрия). Выражение «шестая держава» должно было подчеркнуть независимость и могущество прессы. Интересно отметить, что, в то время как у нас стали называть шестой державой прессу, Энгельс употребил это выражение, говоря о революции: «Но не следует забывать, что в Европе существует шестая держава, которая в определенные моменты заявляет о своем главенстве над всеми пятью так называемыми «великими» державами и заставляет дрожать каждую из них. Держава эта — Революция». Отметим также, что М. Е. Салтыков-Щедрин использовал выражение «шестая держава», чтобы создать новое — «седьмая держава», под которым он разумел царскую цензуру. Он отмечал: «Писания свои корреспонденты отправляют в газеты, но бабушка еще надвое сказала, увидят ли они свет, потому что существует еще седьмая великая держава».
В настоящем мы используем только форму «четвертая власть» (хотя англоязычный термин fourth estate дословно означает «четвертое сословие»), где первой является законодательная, второй — исполнительная, а тр

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.