Полувековой юбилей великого подвига

Во время учебы в аспирантуре МАИ в 70-х годах мне довелось быть на встрече с двумя летчиками-испытателями, одним из которых был генерал B. C. Ильюшин. После сообщений последовали записки. Мне было интересно узнать из «первых уст», летал ли он инкогнито в космос. Удивительно (видимо, этот вопрос его действительно волновал), он выбрал мою записку первой и сказал следующее: не летал, но мог бы при желании войти в отряд космонавтов, однако ему нравится его работа по испытаниям самолетов с высокой энерговооруженностью, и работы этой много.
Наверное, судьба была благосклонна ко мне. По окончании приборостроительного факультета политеха на Южном Урале мне дали направление в легендарную «сороковку» (п/я 40 МАП, г. Уфа), а уже через месяц командировали в ОКБ предприятия п/я 651 (сейчас РКК «Энергия»). Вообще, как сейчас выражаются, в «космической теме» мне довелось быть дважды. Первый раз, еще при жизни С. П. Королева, посчастливилось работать 2,5 года в ОКБ по созданию «Вычислителя». В нашей лаборатории был тогда руководителем группы тоже будущий летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Н. Н. Рукавишников.
В соседних лабораториях также «созревали» будущие космонавты А. С. Елисеев и недавно ушедший К. П. Феоктистов. Последний, кстати, был первым «гражданским» космонавтом, которого послал в космос на КС «Восход» С. П. Королев за его незаурядные конструкторские заслуги. У нас так был спланирован перерыв на обед, что мы всегда встречались в столовой. К. П. Феоктистов, хотя уже был летчиком-космонавтом, был очень скромным, внутренне глубоким человеком. После благополучного возвращения космической станции «Восход»
(с В. Комаровым, К. Феоктистовым, Б. Егоровым) в 1964 г. на первой территории предприятия состоялся митинг сотрудников. На специально сооруженной для этого трибуне стояли главный теоретик космонавтики М. В. Келдыш, главный конструктор
С. П. Королев, летчики-космонавты Ю. А. Гагарин, Г. С. Титов, А. Г. Николаев, В. В. Терешкова, П. Р. Попович, В. Ф. Быковский,
В. М. Комаров, К. П. Феоктистов, Б. Б. Егоров и те, чьи имена мы еще не знали. Кстати, и фамилию С. П. Королева в лаборатории узнали не сразу, а как-то «постепенно». Любопытствовать и распространяться не по делу было не принято. Последний полет, в который провожал космонавтов сам С. П. Королев, был полет П. И. Беляева и
А. А. Леонова на КС «Восход-2» в 1965 г., во время которого А. Леонов совершил первый выход в открытый космос в скафандре. Известно, что полет проходил нештатно. По возвращении космонавтов ограничили и нас, со второй территории на традиционный митинг на первой территории предприятия не пустили. Позже я услышал рассказы П. И. Беляева и А. А. Леонова о том выдающемся, но полном критических ситуаций полете, на встрече с москвичами в Политехническом музее.
Потом еще дважды, уже на второй территории, где мы работали, мне случалось видеть группу первых космонавтов, и всегда на лице Ю. А. Гагарина была его знаменитая улыбка. Теперь жалею, что мы сохраняли серьезный вид и не улыбались в ответ… Однажды ждали С. П. Королева, готовились, наводили порядок в лаборатории. Но он пришел вечером, когда нас уже не было (на территории после рабочего дня оставаться было нельзя). В последний раз видел его отъезжающим на автомобиле (у него был ЗИМ).
Второй мой «заход» в космическую тему был уже после окончания аспирантуры МАИ, когда по направлению прибыл на космодром «Байконур», в г. Ленинск, для преподавательской работы в филиале «Восход» МАИ. В течение 10 лет общаясь со студентами-офицерами и техниками из «экспедиций», я был в курсе всех основных работ по космосу.
В 80-х в МАИ и на предприятии п/я А-1001 встречал известную нашу летчицу-спортсменку и летчика-космонавта, первую в мире женщину, работавшую в открытом

Евгений Иванов, 
кандидат технических наук, доцент, ветеран Байконура.
Фото из архива автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.