Приготовьтесь к самой жесткой в истории разрядке

У одних американских президентов есть внешнеполитические доктрины. Другие склонны доверять своей интуиции. И у очень немногих интуиция и является их внешнеполитической доктриной. Дональд Трамп, похоже, принадлежит к этому последнему и наиболее редкому виду. Он создает серьезную проблему, ставя необычную задачу перед теми, кто пытается представить себе, каким образом примитивные инстинкты, склонности и настроения можно преобразовать в практическую политику — во благо или во зло.

Наиболее очевидно и, пожалуй, прежде всего эта проблема касается России. Существует упрощенное мнение, что теперь между Соединенными Штатами и Россией намечается разрядка и мирное сосуществование.
Понять, какова же последовательная политика, касающаяся отношений с Россией, выделив суть из сумбурного набора броских фраз и провокационных острот, которыми избранный президент Трамп сыпал в ходе своей предвыборной кампании, — задача не из легких. Поэтому, наверное, разумнее было бы начать с рассмотрения вероятных мотивов Трампа, заставивших его в ходе кампании расточать похвалы Владимиру Путину, несмотря на заявления его советников и напарника по президентской гонке. Некоторые кремлевские специалисты по Америке, судя по всему, восприняли эксцентричные пророссийские высказывания Трампа не столько как основы зарождающейся внешней политики, сколько как маневр делового человека. С другой стороны, многие демократы, похоже, предположили, что почтительное отношение Трампа к Президенту России отражает его скрытые финансовые затруднения и, возможно, даже наличие у Кремля информации, порочащей репутацию, — компромата.

Но то, что Трамп, как уничижительно высказался сенатор Джон Маккейн (John McCain), «заигрывает с Путиным», лучше воспринимать как его способ заручиться поддержкой разочарованных американских избирателей. Это помогло ему позиционировать себя как протестного лидера и придать проходящим раз в четыре года выборам вид назревающей революции. Прежде всего это наглядно продемонстрировало его готовность полностью порвать со всеми представителями вашингтонского истеблишмента — республиканцами и демократами. Чтобы вызвать доверие у своих политически неопределившихся избирателей, ему надо было недвусмысленно сообщить им, что он не будет иметь ничего общего с инсайдерами в Вашингтоне, которые якобы предали их. Он сделал это, дав понять, что не согласен с самыми главными внешнеполитическими установками своей собственной номинальной партии, в том числе и идеей, в соответствии с которой Россия является одной из главных угроз национальной безопасности страны.
Не исключено, что помимо этого Трамп пытался разрекламировать свои собственные навыки делового человека. Превращая Путина из врага в партнера, Трамп предполагал, что сможет вновь утвердить глобальную мощь США, не выходя из дома и отказываясь посылать американские войска за рубеж. И на подсознательном уровне кандидат в президенты Трамп, возможно, также играл на смутных фантазиях своего электората, согласно которым Путин — это «белый христианин, воюющий с темнокожими мусульманами».

Конечно, понять смысл рационального и целесообразного на предвыборном этапе отношения кандидата Трампа к Путину — это лишь первый шаг к тому, чтобы предсказать возможную политику его администрации в отношении России. Некоторые шаги, конечно, предсказуемы. Возможно, будут смягчены санкции. Можно предположить, что неформально будет признана аннексия Крыма — хотя и не в официальном порядке. Несомненно, будет расширено сотрудничество в борьбе с «Исламским государством» (организация, запрещенная в РФ, — прим. ред.), хотя уничижительные высказывания об исламе будет делать проще Трампу, чем Путину — учитывая, что значительную часть населения Российской Федерации составляют мусульмане. Но что мы увидим, если отбросим такие конкретные вопросы и будем вглядываться сквозь туман непродуманного и непрофессионально организованного переходного периода? Просматривается ли во всем этом всеохватывающая и доминирующая стратегия, по которой можно будет судить о политике администрации Трампа по отношению к России?
Риторика Трампа в духе «Америка — прежде всего» — это явно, скорее, лозунг, чем доктрина. В качестве предвестника внешней политики новой администрации она интересна тем, как в ней сочетается поворот в сторону политики отчуждения и изоляционизма с упорством, с которым Америка вновь начнет «выигрывать» в глобальной конкуренции по принципу «кто кого». Если выразить это на примере личностей, то избранный президент Трамп, похоже, вознамерился соединить утопию Рэнда Пола (Rand Paul) об отчуждении Америки с утопией Дика Чейни (Dick Cheney) об односторонней политике в духе «Америка — прежде всего». Но можно ли совместить такие несовместимые идеи?

Чтобы как-то разобраться в возможностях и опасностях такого двойственного подхода, полезно признать, насколько точно точка зрения Трампа соответствует позиции Путина в международных отношениях. Трамп, вероятно, осознает это сходство, раз он противопоставил смелое руководство Путина не только пассивности и осторожности Обамы, но и воинственной склонности Хиллари Клинтон к вмешательству в дела зарубежных государств. Не вдаваясь в изучение информационных бюллетеней госдепартамента, Трамп интуитивно понимает, что Путин — не столько неосоветский империалист, сколько лидер, оказавшийся в сложной ситуации, в «осаде», кровопролитные вторжения которого за пределами России, какими бы рискованными они ни были, по сути, носят оборонительный характер. Он понимает, что геополитические авантюры Путина в основном вызваны постоянной озабоченностью в связи со слабостью своей страны и стремлением Вашингтона к смене режимов за рубежом. Такая же способность чувствовать особенности представителей других культур, позволившая Трампу настроиться на чувство обиды и недовольства нищающего белого населения Америки, помогает объяснить его сочувствие по отношению к Путину.
Экономические трудности России означают, что Путин, чтобы добиться смягчения западных санкций, может заключить с новым президентом США кратковременный альянс в стиле «крепкой мужской дружбы» с Берлускони. Но вряд ли эта дружба продлится долго, поскольку из-за экономических трудностей в России ее власти должны будут искать врагов — внешних и внутренних. Вполне вероятно, что и Трамп тоже скоро будет стремиться повысить роль внутренних и внешних врагов, чтобы отбиваться от критики внутри страны и оправдывать свои неизбежные неудачи.

Поскольку такой параллельный поиск врагов двумя агрессивными изоляционистами вполне вероятен, мы сможем понять, почему «подлизывание» Трампа к Путину в ходе избирательной кампании не является гарантией того, что мир станет более безопасным или менее враждебным. Может, в гео-
метрии параллельные линии и не пересекаются, но в геополитике они могут пересекаться довольно жестко — с катастрофическими последствиями. Положение усугубляет то, что основы для взаимопонимания, позволявшего Москве и Вашингтону справляться с серьезным кризисом в период холодной войны, больше нет. И хотя Трамп мог бы уменьшить явную вражду между Белым домом и Кремлем, изменить их общие представления о том, как устроен мир, ему будет гораздо труднее.

Возможно, избранный президент Трамп победил на выборах благодаря тому, что сжег мосты и разорвал связи с республиканской элитой, занимающейся вопросами внешней политики и национальной безопасности, но для управления страной некоторые из этих мостов придется восстановить. Как это будет происходить на практике — пока не известно. Правда, несомненно одно — для того, чтобы обеспечить стране безопасность, неприятия военных зарубежных авантюр лишь на интуитивном уровне недостаточно. После перерыва на любезности эти лидеры — самовлюбленные и слишком обидчивые, имеющие похожее мировоззрение и с каждой стороны обладающие силой (в большем объеме, чем следует доверять одному человеку), — могут слишком легко запустить механизм эскалации взаимных оскорблений. И это может привести мир, беспомощно наблюдающий за всем этим, к катастрофе, которую, возможно, никто и не планировал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.