Родом из военного детства

Великая Отечественная война своими трагическими последствиями не обошла ни взрослых, ни детей. Младшее поколение военных лет входило в жизнь, мужало в тяжелые для страны дни войны 1941—1945 гг. и послевоенных лет.
Один из таких подростков, память которого запечатлела события вторжения в Пятигорск немецко-фашистских войск, черные дни оккупации родного города и возрождение его из руин, Георгий Авакович Газарьян сегодня живет в Пятигорске. Он коренной пятигорчанин. Родился в 1929 году в большой, дружной рабочей семье. Отец его работал на мотороремонтном заводе. С началом войны в действующую армию призван не был по состоянию здоровья, но трудился на нужды фронта на заводе, который с первых месяцев Великой Отечественной выпускал военную продукцию: авиабомбы, мины, гранаты. Отец готовил формы для гранат.
Что такое война, двенадцатилетний Георгий, ученик шестого класса школы № 12 (ныне один из корпусов колледжа «Интеграл»), понял 9 августа 1942 года. В этот день он вместе с другими мальчишками получал по карточкам хлеб в «деревянной будке» (стояла на пересечении проспектов Калинина и 40 лет Октября, где ныне находится платная поликлиника). Из репродуктора, установленного на улице, лилась музыка. Вдруг она оборвалась, прозвучал голос диктора: «Немцы в районе Кропоткина». И почти одновременно с этим сообщением мальчики увидели движущиеся со стороны Места дуэли М. Ю. Лермонтова вражеские части и бросились бежать домой.
Мирная жизнь закончилась. О периоде оккупации Георгий Авакович помнит не многое. Немцы стояли в его родной школе. Там располагалась их кухня, куда по приказу подростки ходили чистить картошку. Он этого не делал. Перед уходом немцев из Пятигорска фашисты устанавливали на железнодорожных рельсах какие-то белые квадратики (думает, что это была взрывчатка), которые он вместе с другими ребятами сбивал ногами, убедившись, что немцев нет. До сих пор помнит день освобождения Пятигорска, как в дверь их дома постучали и вошли люди в белых бушлатах. Это были бойцы Красной Армии, входящей в город.
Возвращение к обычной мирной жизни было трудным. Из родной школы № 12 Георгий был переведен в школу № 2, но учиться не стал, а пошел работать на обувную фабрику учеником. Это был восстановительный период в жизни предприятия. Пятигорская обувная фабрика до войны располагалась в районе кинотеатра «Космос». Перед оккупацией Пятигорска войсками Вермахта по приказу местных властей была взорвана. Выполнил приказ парторг фабрики Иван Владимирович Семенов. Но все детали оборудования, фрезерных станков, швейных машин; ценные медные и латунные гвозди; материалы были розданы рабочим, в основном жителям Горячеводска и Слободки, для хранения. Так техническое оснащение фабрики было спасено подчас ценою большого риска для самих людей в случае его обнаружения фашистами.
После освобождения города нужно было восстанавливать здание. Но поскольку оно не подлежало восстановлению, стали обустраиваться на новом месте, на улице Университетской (ныне Единый рассчетно-кассовый центр). Строительный материал, например, кирпич, брали и сами носили со взорванной фашистами электростанции (на улице Дунаевского). Проходную фабрики строил отец Георгия Аваковича. Она стоит до сих пор.
В кратчайшие сроки фабрика заработала, и юный обувщик Георгий Газарьян стал вносить свой вклад в общее дело Победы — шил ботинки для воинов Красной Армии. Осваивал профессию, учась у мастеров своего дела, таких, каким был эвакуированный из Харькова Григорий Саридзон и другие. Так как предприятие работало на оборонку, рабочие по карточкам получали больше хлеба — 600 граммов или 3,5 килограмма кукурузы в початках. Не случайно в 1948 году пять рабочих фабрики, в их числе и Георгий Газарьян, были награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне
1941—1945 гг.».
В 1944 году Георгий был принят в комсомол. Ответственного, и

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.