«Российский соловей» гостил на Пятигорье

Где этот дом?

Июльским днем 1818 года в поселение на Горячих Водах прибыл штабс-ротмистр Ахтырского гусарского полка Алябьев. Фамилия эта сразу же заставляет нас вспомнить чудесный романс «Соловей», сочиненный композитором с такой же фамилией. Имеет ли он отношение к прибывшему на Воды гусару? Самое прямое — штабс-ротмистр и есть будущий автор «Соловья». Приезд его на Воды летом 1818 года большого интереса у пишущих об Алябьеве не вызывает. А ведь он сыграл немаловажную роль в судьбе композитора.

Где мог жить гусарский штабс-ротмистр, прибывший сюда для лечения застарелой раны? Как свидетельствует «Ведомость посетителей Горячих Вод», он поселился в доме Толмачевой. Интересно то, что эта дама была вдовой георгиевского аптекаря И. М. Соболева, одним из первых построившего дома в Горячеводском поселении. В каком именно доме поселился Алябьев, неизвестно, и потому трудно сказать, сохранился ли этот дом. Большинство строений в усадьбах Соболева — Толмачевой было сломано или основательно перестроено — сохранился только небольшой домик верхней усадьбы, сегодняшний адрес которой: проспект Кирова, 15.

Жизнь на Водах в ту пору была не слишком веселой. Главные занятия приезжих составляло питье воды из кислосерного колодца и прием ванн, что было связано с долгим ожиданием в очередях. Остаток дня посвящался отдыху и нехитрым развлечениям, из которых наиболее распространенными были игра в карты, поездки в соседнюю шотландскую колонию и беседы, доставлявшие приятность в случае, если собеседники оказывались подходящими.

Брат и друг

Что касается штабс-ротмистра Алябьева, то люди, с которыми он мог общаться тем летом — по крайней мере, двое из них, — интересны и нам с вами, поскольку благодаря им мы имеем возможность заглянуть в жизнь будущего композитора, предшествовавшую его появлению на Водах. Одним из этих людей был старший брат Александра Александровича Василий. В последние годы обстоятельства вынуждали братьев жить вдалеке друг от друга, тогда как ранее они были неразлучны.

Детство свое они провели в Тобольске, где отец занимал пост губернатора. Но очень скоро он стал президентом Берг-коллегии. Это во многом повлияло и на судьбу его сыновей — оба они еще в юные годы оказались зачислены на службу в руководимое им ведомство. В 1812 году службу Александра в Берг-коллегии прервала Отечественная война. Василий же продолжал ее и к моменту их встречи имел чин обербергмейстера (старшего горного инженера).

Братья, конечно же, проводили много времени вместе. Несомненно и то, что, путешествуя по окрестностям поселения, они не раз заезжали в ближайшие горские аулы, внимательно знакомились с жизнью и бытом их обитателей. О том, что подвигало их к тому не досужее любопытство праздных курортников, свидетельствует появление горских мотивов в музыке Александра и сочинения на кавказские темы, написанные Василием, который, оказывается, не без успеха сочетал горное дело с занятием поэзией. Один из романсов Алябьева на стихи брата так и называется «Черкес». Позже народные мелодии сделались основой ряда «кавказских» романсов Александра Алябьева, таких как «Кабардинская песня», «Песня Кичкине», «Грузинская песня», «Любовник розы соловей», «Черкесская песня». Кавказские мотивы звучат в фортепьянных пьесах Алябьева и, конечно, в самом крупном его «кавказском» произведении — опере «Аммалат-Бек» на сюжет Бестужева-Марлинского. А начало увлечению кавказской тематикой было положено именно в то лето.

О событиях 1812-го и последующих лет, проведенных в боях и походах, о службе воинской, кавалерийской, гусарской Александр Алябьев мог вести речь с ротмистром Александрийского гусарского полка Павлом Ивановичем Петровым, который тем летом прибыл на Горячие Воды как ремонтер, закупавший лошадей для своих однополчан. Документальных свидетельств их знакомства у нас нет, но трудно предположить, что оно не состоялось, — как могли не общаться в мал

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.