Рядом с Коста

15 октября следующего года мы будем отмечать 150 лет со дня рождения замечательного осетинского поэта, художника, публициста, просветителя своего народа Коста Хетагурова. Тогда о нем будет, конечно же, говориться многое. Но и в нынешнем году, отмечая дату совсем не круглую, стоит обратиться к личности этого удивительного человека, достаточно тесно связанного с Пятигорском.

О пребывании его в нашем городе написано немало. Довольно хорошо известен и перечень лиц, окружавших Хетагурова во время его пятигорского бытия. Это семьи священника Цаликова, врачей Ржаксинского, Борисовского, Кобылина, командира осетинского дивизиона Лыщинского. Это журналисты Ганейзер, Шошин, Доронович-Михайлов, содержатели гостиниц Тупиков и Шульгин и некоторые другие. Однако, внимательно изучая различные материалы о жизни поэта, можно найти еще немало имен, которые должны пополнить список пятигорского окружения Коста. Хочу назвать некоторых пятигорских знакомых, которые прошли мимо внимания исследователей жизни и творчества Хетагурова.

Бимболат или Витя

Мы знаем, например, о его большой симпатии к юному племяннику друга, Александра Цаликова, Вячеславу, учившемуся в пятигорской прогимназии и жившему у дяди. В семье его звали Бимболатом, а чаще, на русский лад, Витей. Свой интерес к нему Коста обнаруживает и в письмах, написанных в херсонской ссылке. В одном из них, обращаясь к юному другу, он говорит: «Твои рисунки лучше даже того портрета царя, который нарисовал для вашей гимназии твой учитель». Очень вероятно, что речь здесь идет о гимназическом учителе рисования, чье имя не было известно биографам Коста, а если бы и было, то вряд ли что-то им сказало. Но вот в печати появился материал о художнике Сергее Пантелеймоновиче Краснухе, который с 1893 по 1904 год преподавал в пятигорской прогимназии (потом гимназии) рисование и черчение. Известен он был и как талантливый живописец, создавший галерею пейзажей Пятигорья и портретов видных горожан.

Почему мы вспоминаем о нем? Да потому, что Сергей Пантелеймонович был вольнослушателем Академии художеств с 1880 по 1887 год, то есть в то самое время, когда там учился Коста Хетагуров. Было бы удивительно, если бы, занимаясь бок о бок несколько лет подряд, они не знали друг друга. И еще более странно думать, что, встретившись в Пятигорске, они не продолжили своего знакомства.

Вино от братьев Тиц

А вот еще одни фигуры, неоднократно упоминаемые в переписке Коста, но прошедшие мимо внимания его биографов. Братья Тиц – «колонисты», то есть выходцы из какой-то ближайшей к Пятигорску немецкой колонии, — были известными в городе предпринимателями. Леонард Павлович был директором банка, Ионатан Павлович владел мельницей. В одном из писем Коста называет братьев среди тех, кто мог бы купить земельный участок, доставшийся ему в наследство от отца. В другом уверяет сестер Цаликовых, что по приезде вылечит их болеющего отца «тицовским вином». А фраза, обращенная к Юлиане, «Скажите Ионатану, чтобы заготовил побольше вина» объясняет, с кем из братьев он был более близок.

Ионатан Павлович Тиц был явно предпринимателем не очень типичным. Трудно сказать, как он управлялся со своей мельницей, но в городе его больше знали как участника различных увеселительных и культурных мероприятий, любителя прогулок, поездок и т. д. Он активно участвовал в работе Кавказского горного общества. Обладая неплохим голосом, постоянно выступал на концертах, музыкальных вечерах. Когда музыкально-драматическим обществом Пятигорска была поставлена опера Гуно «Фауст», Ионатану Павловичу доверили роль Мефистофеля, а его дочь пела партию Зибеля.

тИМЧЕНКО — ЯРЕЩЕНКО, АБОЗИН И ДРУГИЕ

Вернувшись после ссылки в Пятигорск, Коста начал сотрудничать в издававшейся здесь курортной газете «Сезонный листок». Его подпись появляется, в частности, под статьей, рассказывающей о «годичном акте», то есть выпускном вечере в пятигорс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.