Сердце лермонтовской России

Пятигорск уже давно не тот маленький уютный городок, каким его знал Михаил Юрьевич Лермонтов. Сегодня это современный город с большими домами, шумными оживленными улицами, по которым мчатся потоки автомобилей. И все же есть у подножья Машука незримая черта, переступив которую, забываешь о шумящем за спиной
XXI веке, погружаясь в мир теперь уже позапрошлого, XIX столетия. Дома старинной архитектуры. Небольшие окна. Балкончики, каких давно не строят. Сараи, плетни, скромные клумбы. Бочка, в каких возили когда-то воду…
Таков заповедный квартал, где время словно застыло, сохраняя атмосферу давно ушедших в историю лет. В центре этого уникального уголка — маленький домик под камышовой крышей. Он выглядит странно даже среди окружающих его старинных особняков, не говоря уже о недалеких многоэтажных громадах современных санаториев. И у всех приходящих сюда вызывает трепетное чувство прикосновения к прошлому, связанному с именем великого сына России, ради которого и сохраняется в сегодняшнем городе этот романтический кусочек прошлого.
В своей «Памятной книге» тогдашний хозяин дома Василий Иванович Чиляев записал: «С капитана Алексея Аркадьевича Столыпина и поручика Михаила Юрьевича Лермонтова получено… сто рублей серебром». С того дня неприметный флигель на окраине города вошел в историю страны и сделался драгоценной частицей отечественной культуры. Его низенькие комнаты давали приют высоким порывам лермонтовского вдохновения, рождавшим шедевры поэзии. Его скромные стены были свидетелями радостных встреч поэта с друзьями, задушевных бесед с близкими по духу людьми. И горестных минут прощания с гениальным юношей, павшим на дуэли в грозовой июльский вечер.
Увы, последний приют поэта оказался на долгие годы в плену забвения и равнодушия к его судьбе. Домик переходил из рук в руки, его перестраивали, собирались даже снести, заменив большим доходным домом. Стараниями общественности удалось спасти бесценный памятник культуры, сделать его центром духовной жизни горожан и местом паломничества многочисленных гостей Пятигорска. В январе 1943 года угроза уничтожения вновь нависла над Домиком. Фашистские оккупанты, отступая из Пятигорска, готовились сжечь его. Каких трудов стоило сотрудникам музея предотвратить это варварство!
Да, история Домика была достаточно драматичной. Но, вопреки всем невзгодам, он сохранился и вот уже более века служит духовным магнитом для многих поколений россиян и приезжих из-за рубежа. Нескончаем поток людей, идущих сюда. Входящим кажется, что Михаил Юрьевич только что вышел из комнаты, встав из-за стола, и что лежащее на зеленом сукне гусиное перо еще хранит тепло его руки. Форменный сюртук и фуражка висят, дожидаясь своего хозяина, как и боевое оружие, на ковре. И старинная посуда ждет гостей…
В чем секрет такого чуда? Может быть, в подлинности этого уголка старого Пятигорска? Ведь и сам домик, и садик при нем, и хозяйственные постройки, и соседние особняки, где жили знакомые и друзья поэта, — все они почти без изменений прошли через войны и революции, сквозь людское равнодушие и алчность. А еще сказываются тут старания радетелей музея, оберегавших его от бед и напастей, передававших друг другу эстафету заботы о том, чтобы усадьба музея имела свой первоначальный облик.
Были времена, когда наводили парадный глянец на каждый уголок усадьбы, и Домик терялся в изобилии ярких цветов. Когда пытались окружать его иллюстрациями к лермонтовским произведениям — сажали «темный дуб», «чету белеющих берез», а фонтан украсили скульптурой «Бой Мцыри с барсом». В конце концов пришло понимание: усадьба должна воссоздавать дух эпохи, настраивать на свидание с поэтом. Вот почему так мало сейчас вокруг Домика примет дня сегодняшнего, так по-старинному выглядят подходы к нему, так скромен небольшой сад — тот самый, куда по утрам поэт выходил встречать летние рассветы…
Каждую весну у стен Домика зацветает сирень, как цвела он

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.