Солнце в ажурных ладонях деревьев…

Светлана Клименко.
Машукский лес

Последний луч июльского заката 
Лизнул горы макушку и исчез, 
И сказкой обернулся 
темный лес, 
В котором жили лешии 
когда-то.
Пугливо треснет ветка 
под ногою, 
Летучей мышью 
пронесется лист. 
И месяц вдруг глазастою 
совою 
Родится в небе, 
сказочен и чист.
И ночь июля — середины лета — 
Опустится к подножью 
Машука 
И кошкой будет ластиться, пока 
Не пнет ее упрямый луч 
рассвета.
И снова лес машукский 
оживет, 
Под кроной пряча все 
ночные тайны. 
Вы не были в ночном лесу 
случайно? 
А видели, как ночь рассвет 
несет?

Александр Головко.
Связующий века
(У памятника
М. Ю. Лермонтову)

Где золотит лучом рассвет 
Подножье Машука, 
Сидит задумчивый поэт, 
Связующий века.
И я иду к нему в тиши, 
Когда печально мне, 
Чтоб боль и грусть своей души 
Излить наедине.
Духовной силой прорасти 
И мудростью его. 
И высечь выстраданный стих 
Мятежный, огневой.
Не властен над поэтом срок... 
И пусть летят века, 
Людской не кончится поток 
На склонах Машука.

Елена Кривецкая.
М. Лермонтов

Солнце в ажурных ладонях 
деревьев 
Стекает к стволам 
между хрупкими пальцами. 
Памятник. Лермонтов. 
Место дуэли. 
И клены печально во сне 
улыбаются, 
Звезды ныряют 
в зеркальные лужи, но 
Как здесь рыдали 
охрипшие вороны, 
Сколько умчалось 
небесных жемчужинок 
«С милого севера» в южную 
сторону. 
Только стихи, что живут 
в нашей памяти, 
Выше и крепче — побеги зеленые, 
Лермонтов верил, он знал, 
что вы станете
 Каждою строчкой — 
могучими кленами!

Вячеслав Григорьев.
Помню

На аллеях клены поседели. 
Сад в осеннем плещется огне. 
Тех времен суровые метели 
Не дают покоя с детства мне.
Снятся мне глаза 
любимой мамы, 
Тихий говор слышу у плетня. 
Где-то там она — за облаками –
Бережет по-прежнему меня.
Помню я осенний сорок третий, 
Помню и проклятую войну. 
Обжигал огнем свинцовый 
ветер, 
Жили мы у голода в плену.
Ждали нас холодные постели, 
Согревал души живой напев. 
Наши мамы рано постарели, 
Молодость увидеть не успев.
Может быть, они 
в подлунном мире, 
Там, где судьбы звездами 
горят, 
Вещим языком 
волшебной лиры, 
Нас, храня, неслышно говорят.

Татьяна Санкина.
* * *

Я не боюсь уже потерь.
Я не боюсь приобретений.
Лохматой теплой кошкой лень,
И в клетку плед округл 
в коленях.
Не нужен мне теперь полет. 
Желанна тишина квартиры. 
И больше голос не зовет 
Саднящей болью тихой лиры.
Я не ищу энергий бурь.
Я жажду благости покоя. 
Я в проигрыш веду игру –
Любимых отдаю без боя.
Я не хочу небесных звезд: 
В благах земных побольше 
проку, 
И чокнутой крови внахлест 
Уж не обжечь уста пророку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.