Третий век играет музыка

Волшебные звуки музыки. Когда могли услышать их первые посетители Горячих Вод? Наверное, более двухсот лет назад. Ведь поблизости от Горячеводского поселения находились тогда горские аулы, жители которых не могли обходиться без музыки. И представители «водяного общества», бывавшие в этих аулах, не могли не слышать напевов гор. Может быть, не всем нравились эти бесхитростные мелодии, но натуры поэтические с удовольствием слушали их и надолго сохраняли в своей памяти. Кавказские мелодии, услышанные на Водах, оплодотворили творчество таких замечательных русских композиторов, как М. Глинка, А. Алябьев, М. Балакирев.

А вскоре зазвучала на Водах и европейская музыка. Первыми ее исполнителями стали военные музыканты. Днем они озвучивали разводы и строевые занятия, а вечерами исполняли танцевальную музыку на балах, которые стали устраивать в пятигорской Ресторации. «Пятигорские балы довольно благовидны,- говорится в романе Е. Хамар Дабанова (псевдоним Е. Лачиновой) «Проделки на Кавказе», — зала, где танцуют, опрятно содержана, изрядно освещена; музыка порядочная». В романе есть описание бала, несколько напоминающее то, которое встречаем в романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени». Польский вальс, кадриль, мазурка — вот упоминаемые в этих произведениях танцы, которые игрались на балах. Со временем полковые оркестры стали играть и для публики, гуляющей у источников и по бульвару. В этих случаях звучали уже не только танцевальные, но и более серьезные мелодии.

Кроме этой, так сказать, «местной» музыки была и «привозная». Богатые помещики, имевшие собственных крепостных музыкантов, нередко брали их с собой на курорт, чтобы во время лечения не лишаться удовольствия слушать музыку. Менее состоятельные люди везли на Воды не музыкантов, а музыкальные инструменты, на которых играли сами, конечно, из тех, что можно взять в дорогу — скрипки, виолончели, гитары, флейты.

А как только у источников начали появляться капитальные дома, в некоторых из них сразу же зазвучала музыка, исполняемая уже не только на скрипках, флейтах, гитарах, но и на клавикордах, пианино, даже на роялях, которые, несмотря на их громоздкость, везли сюда из столичных городов. Одним из самых музыкальных был дом в Пятигорске «главного доктора» Вод Федора Петровича Конради. «Он отличный музыкант и своей страсти предается во все свободные минуты… Я наслаждалась целые вечера, слушая, как он переходит от фуги Себастьяна Баха к грустным варьяциям Бетховена или торжествующему менуэту Моцарта, сливая все мотивы в один», — так писала о Конради французская путешественница Омер де Гелль. Из ее записок нам стало известно, что именно он подал строителям Пятигорска братьям Бернардацци идею соорудить беседку «Эолова арфа», где бы звучали струны, колеблемые порывами ветра. По мнению доктора, лечащимся должно быть приятно слушать музыку, словно льющуюся с неба.

Еще один «музыкальный дом» принадлежал доктору И. Е. Дроздову. Его дочь Клавдия была известной пианисткой, чья игра привлекала многих поклонников музыки. Подружившись с Дроздовым, Лев Толстой, являвшийся пациентом доктора, часто бывал у него в гостях и, будучи человеком музыкальным, не раз играл с Клавдией «в четыре руки» достаточно серьезную музыку. Благодаря Л. Н. Толстому стал известен еще один момент музыкальной жизни Кавминвод — концерт датской пианистки Елизаветы Кристиани, который состоялся в городском театре 3 июля 1853 года.

Примерно с того времени начинают появляться сведения о гастролях на Кавминводах профессиональных артистов и музыкантов. Так, в шестидесятые годы лечиться на Воды приезжал М. Балакирев, известный не только как композитор, но и как отличный пианист. Он не раз выступал перед отдыхающей публикой, давая концерты фортепьянной музыки. В семидесятые годы любители музыки, отдыхавшие на Водах, имели возможность слушать выступления пианистки М. Мясоедовой, певца А. Николаева, а также некоего Кольдерацци, который и

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.