Турция, Россия и убийство: насколько возможно возникновение кризиса

В понедельник, 19 декабря, Турция и России, чьи неустойчивые отношения стали одним из факторов в сирийской войне и связанных с ней кризисах, испытали на себе новый удар, когда бывший сотрудник турецкой полиции застрелил российского посла в Турции.
Убийство Андрея Карлова в Анкаре вызвало серьезную тревогу во всем мире и поставило перед мировой общественностью серьезные вопросы, касающиеся его более масштабных последствий.
Многие пользователи социальных сетей сразу же провели параллели с убийством эрцгерцога Франца Фердинанда, которое послужило поводом к началу Первой мировой войны — к счастью, аналитики отвергли такое сравнение.
Пока ни одна группировка не взяла на себя ответственность за это убийство, которое произошло в художественной галерее Анкары, куда г-н Карлов приехал на открытие выставки. Преступник, которого сотрудники службы безопасности застрелили на месте преступления, прокричал на арабском: «Бог велик!» А затем он кричал на турецком: «Не забывайте Алеппо!»
Возможно, это является ключом к его мотивам: российские ВВС сыграли решающую роль в успехе наступательной операции по захвату удерживаемых повстанцами частей Алеппо.

Может ли это
спровоцировать
конфликт между
Турцией и Россией?

Это крайне маловероятно. Пока эти страны стараются держать ситуацию под контролем, демонстрируя отношения сотрудничества. По всей видимости, они согласовывают свои версии и объяснения произошедшего, возлагая вину не друг на друга, а на общих врагов.
Причиной тому является Сирия. В последние несколько месяцев Турция и Россия приложили немало усилий, чтобы каким-то образом согласовать свои некогда конфликтующие стратегии в Сирии.
Аарон Штейн, эксперт по Турции в Атлантическом совете, выразился вполне прямолинейно: «Турция нуждается в России, чтобы реализовывать свои военные интересы. Россия нуждается в Турции, чтобы победить — в том смысле, в котором она рассматривает эту победу — в Сирии. Все заинтересованы в том, чтобы вести себя как взрослые люди».
Кризис, который может возникнуть в связи с убийством посла, может поставить интересы этих двух стран в Сирии — или вообще возродить прошлогоднюю дестабилизирующую напряженность в отношениях — поэтому они сейчас стремятся сгладить все острые углы.

Почему между
Турцией и Россией возникла
напряженность?

Это тоже связано с Сирией, что лишний раз доказывает взрывоопасность ситуации. Это также доказывает, что Россия и Турция хотят защитить свои интересы в Сирии.
Россия и Турция находились, и в определенном смысле до сих пор находятся, на противоположных сторонах сирийской войны. Турция выступает против президента Башара аль-Асада и поддерживает сирийских повстанцев. Россия, которая вмешалась в этот конфликт осенью 2015 года, поддерживает г-на Асада.
Вскоре после вмешательства России ее самолеты начали бомбить поддерживаемых Турцией повстанцев, пролетать в непосредственной близости и, как утверждает Турция, даже пересекать турецко-сирийскую границу. В ноябре
2015 года турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик, спровоцировав серьезный кризис и даже страхи перед возможным началом войны. США тоже могли оказаться втянутыми в эту войну, поскольку они обязаны встать на защиту Турции, являющейся членом НАТО, поэтому они хотели всеми способами избежать дальнейшей эскалации в Сирии.
В тех обстоятельствах убийство посла могло спровоцировать начало более масштабного конфликта. Однако за последний год отношения между странами существенно изменились в лучшую сторону.

Как Турция и Россия снова стали партнерами?

После многолетних попыток добиться свержения г-на Асада, летом этого года Турция сменила свою стратегию, встав на более умеренные рельсы: теперь ее главная задача — помешать группировкам сирийских курдов захватить крупные участки территорий вдоль границы. Эта смена стратегии помирила Турцию с Россией.
Турция опасается, что, в случае если сирийские курды установят контроль над значительными участками приграничных территорий, это укрепит сепаратистские настроения внутри Турции, где правительство борется против курдских группировок, некоторые из которых время от времени совершают теракты.
Вмешательство России в сирийскую войну тоже внесло изменения в расчеты Турции, внезапно сделав кампанию, направленную против г-на Асада, гораздо более затратной и имеющей гораздо меньше шансов на успех.
В Сирии Россия сначала сражалась против сирийских повстанцев, некоторые из которых пользовались поддержкой Турции. Вероятно, Москва пришла к выводу, что ей выгоднее иметь Турцию в качестве союзника, чем в качестве врага.
По всей видимости, страны заключили не-официальное соглашение: Турция перестанет поддерживать некоторые повстанческие группировки, которые угрожают интересам России в Сирии, а Россия перестанет поддерживать сирийских курдов. Россия также позволила турецким войскам и их союзникам занять сирийские приграничные территории, которые ранее контролировались курдами и боевиками ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.).
Г-н Штейн из Атлантического совета назвал это соглашение «Алеппо за Эль-Баб»: Россия и г-н Асад забирают Алеппо, а связанные с Турцией боевики — стратегический город
Эль-Баб.
Поскольку эти города находятся рядом, кампании России и Турции приносят пользу друг другу. В то же время, учитывая, что их войска находятся в непосредственной близости друг от друга, резкое охлаждение в отношениях в связи с убийством г-на Карлова может попросту оказаться слишком опасным.

Может ли
это убийство что-то изменить?

Сейчас нет никаких причин полагать, что Турция и Россия изменят свои стратегии в Сирии. Скорее всего это убийство еще больше укрепит их партнерские связи.
По мнению г-на Штейна, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган может попытаться отвлечь внимание от непопулярной политики его правительства в Сирии, обвинив в организации этого убийства турецкого духовного лидера Фетхуллаха Гюлена, находящегося сейчас в США, которого г-н Эрдоган ранее обвинил в организации неудачной попытки государственного переворота.
Г-н Гюлен отверг те обвинения, а Вашингтон отказался его экстрадировать, сославшись на недостаточность доказательств. Это спровоцировало некоторую напряженность в отношениях между США и Турцией, хотя эта напряженность выгодна г-ну Эрдогану, поскольку она позволяет укрепить его поддержку внутри Турции, где США не пользуются популярностью.
«Больше всего в этой ситуации теряет Вашингтон, — считает г-н Штейн. — Это совершенно нелогично, но Вашингтон теряет больше всех».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.