Уникальные памятники

Недавно прочел в «Пятигорской правде» сообщение о том, что скоро будет реализован давешний проект установки в городе памятника Остапу Бендеру. Безусловно, проект оригинальный. Не так уж много в мире памятников литературным героям, а уж «великому комбинатору», насколько мне известно, нет ни одного. Так что Пятигорск, и без того славящийся «лица не общим выраженьем», добавит к нему еще один штрих.

Впрочем, если задуматься о судьбе других наших памятников, то окажется, что очень многие из них далеко не ординарны. Есть в городе весьма странные памятники, которые таковыми вовсе не выглядят и, тем не менее, все же являются хранителями памяти. Да и некоторые, казалось бы, самые обычные монументы способны вызвать удивление, поскольку какие-то необычные обстоятельства сопутствовали либо их появлению, либо последующему существованию.

Возьмем самый знаменитый, всероссийски популярный памятник М. Ю. Лермонтову. Ведь его вполне можно считать единственным в своем роде. Прежде всего, это самый первый в России памятник великому поэту. А еще он удивителен тем, что поставлен на народные деньги – целых восемнадцать лет вся страна собирала по рублю, по копеечке деньги на то, чтобы увековечить память своего замечательного сына. Думается, подобных примеров в нашей, да и в любой иной стране найдется немного.

А мемориал на месте дуэли Лермонтова? Он тоже весьма и весьма необычен. Во-первых, тем, что был создан на месте поединка, ставшего роковым для российского поэта (пусть даже оно определено не точно), – подобных мемориалов в мире всего два, но второй, — на Черной речке в Петербурге, — появился гораздо позднее, в 1937 году. А во-вторых, он удивителен тем, что нынешний обелиск, поставленный в 1915 году, стал четвертым памятным знаком на этом месте – поначалу его отмечала небольшая каменная пирамида, потом полукруглая балюстрада с бюстом поэта, и, наконец, просто его бюст на невысоком постаменте.

«Вторичны», кстати сказать, и некоторые другие наши монументы, в частности, посвященные вождям и деятелям революции. Так, памятник В. И. Ленину, кстати сказать, один из первых в стране, был установлен первоначально на горке близ Лермонтовского сквера, отчего сквер, расположенный ниже, доныне официально именуется Ленинским. Во время оккупации Пятигорска фашисты отправили бронзовую скульптуру на переплавку. Та же судьба постигла и памятник С. Кирову, который стоял первоначально там же, на Привокзальной площади, только с другой стороны, в том месте, где сейчас расположена остановка трамвая в сторону Новопятигорска.

И даже памятник Г. Анджиевскому поначалу стоял не там, где мы видим сегодня бюст работы скульптора Валуйского. Первый, гипсовый, его автор К. Шодкий поместил в Городском сквере, неподалеку от фонтана «Гномы». Похоже, что старцы на фонтане не терпят рядом с собой никаких других скульптурных изображений. Воздвигнутый позднее в этом же сквере памятник И. Сталину установил рекорд краткости своего существования — простоял немногим более года. А вот появившийся поблизости памятник Льву Толстому поставил рекорд противоположного рода — наверное, ни один памятник в России не дожидался так долго своей установки с момента появления закладного камня.

Теперь о «странных» памятниках, тех самых, что на памятники вовсе не похожи. Прежде чем вести о них речь, напомню, что в роли хранителей памяти могут выступать не только бронзовые или мраморные статуи, гранитные или иного материала обелиски. Заглянув в Академический словарь русского языка, найдем там такое определение слова «памятник» — «яркое напоминание о делах, свидетельство чего-либо».

Вот, скажем, грот Дианы в парке «Цветник». Ему изначально предназначено было служить… памятником. Кому? Пожалуй, не кому, а чему. Дело в том, что сооружать грот начали в 1830 году. А годом раньше один из его создателей, Иосиф Бернардацци, принял участие в экспедиции, предпринятой к Эльбрусу командующим Кавказской

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.