Валентин и Валентина (непридуманная история)

Козел Борька в последнее время стал совсем неуправляемым. С той поры, как умерла Прасковья, он ломал плетень огорода, забирался в самую гущу свекольной ботвы и стоял там, глядя непонятно куда, будто видел ушедшую хозяйку свою, что совсем недавно ходила здесь меж грядок.
Валентина охала, бежала вслед за упрямцем и в слезах замирала, видя, как Борька не щиплет ботву, а стоит и кивает головой, будто говорит с кем.
Без мамы дом осиротел; куры нестись реже стали, корова не шла в ряд — все норовила отбиться от стада, гуси меж собой передрались, и пошло одно за другим. Вера, младшая сестра, уйдя от постылого мужа, пришла с узлом пожиток и маленькой дочкой за руку, объяснив свой поступок просто: «Пока мама жива была, терпела, не хотела ее огорчать, чтоб не горевала она о том, что обе дочки безмужние. А теперь уж что… Она там, за гробом, и так все видит».
Намаялась Вера со своим благоверным, столько лет прятала слезы да синяки от родных и близких. Валентина даже обрадовалась возвращению сестры, так невыносимо было ей одной в пустом доме. Из всей родни остался только дядька Семен, брат отца. Еще в шестидесятых годах отстроились братья по соседству, хозяйство поставили, но из старших все ушли, один Семен остался. Огороды их рядом были, пока Валентина на работе, он и траву выкосит, и грядки вскопает. Помогал племяннице, чем мог.
Валентина слыла в поселке красавицей. Статная, крепкая, с темно-карими глазами, в которых вспыхивал огонек. Еще в ранней юности она полюбила своего одноклассника, проводила его в армию, ждала, а он не вернулся, женился на городской девчонке. С тех пор Валентина всем ухажерам от ворот поворот выписывала.
Так и зажили сестры вместе. Вера работала бухгалтером, а Валентина — медсестрой. По утрам, выгнав скотину со двора, накормив пернатую живность, отводили Светочку — дочку Веры — в детский сад, и до вечера на работе. Только с Борькой никак управиться не могли. Привяжут его, а он веревку оборвет и бьет рогами по деревьям, по забору, как бульдозер с колотушкой, пока дядька Семен уговорами да пинками не уведет его к себе во двор.
Тянулись деньки, унося печали и радости, в застывшей какой-то однообразности. Но судьба уже начертала на небесах свой сценарий, вовлекая в сюжетную линию главные и второстепенные лица нашей истории.
Как-то под утро сестры проснулись от страшного грохота. Скрежет металла, звон разбитого стекла, что-то громко ухнуло перед домом, будто бомба взорвалась. В одних ночных рубашонках выскочили они на крыльцо и глазам своим не поверили: огромный джип, снеся ворота с петель, уткнулся разбитым носом в стену летней кухни. Весь двор был усыпан осколками стекла. Из машины пытались вылезти оглушенные ударом мужчины. Сестры бросились им на подмогу. Словно санитарки, вытаскивающие с поля боя раненых бойцов, стали подставлять свои хрупкие плечи незнакомым людям, попавшим в беду. С улицы уже бежали соседи поглядеть, что произошло.
Когда первый испуг прошел, разглядев, что все пассажиры целы, сестры перевели дух.
Чернявый водитель автомобиля, разводя руками, объяснял дяде Семену, что прямо из калитки на дорогу вылетел огромный шайтан! С рогами!
Соседи рассмеялись: «Так это ж Борька наш, он до сих пор там валяется, живой, только контуженный!» Все ринулись на дорогу поглядеть на козла. Борька лежал, раскинув копыта, не подавая признаков жизни.
Вера заголосила, на что козел вздрогнул, очнулся, подрыгал ногами и предпринял попытку встать. Люди помогли ему. Борька, шатаясь на нетвердых ногах, оглушенно ворочал глазами, не понимая происходящего.
— Вот, поглядите, люди добрые, что делается, — восхищался дядька Семен, — джип в лепешку, а Борьке — хоть бы хны. Каких козлов выращиваем!
За чаем да ранним завтраком приглядываясь друг к другу, стали выяснять подробности происшедшего.
Новенькую машину гнали из самой Москвы в Ростов. Никто не ожидал, что в предрассветный час на пустой проселочной дороге произойдет такое наглое нападение. Как уж случилось, что этой ночью ворота были не заперты на засов, да только заслышав могучий рев мотора приближающейся машины, Борька, со всего разбега протаранив их, вылетел на дорогу. Чтобы избежать лобового столкновения, шофер круто повернул руль вправо и влетел прямиком к сестрам во двор, хотя «шайтана» все-таки задел.
Гости были непростыми, бизнесмены или «братки» — не поймешь, двое русских и один кавказец, но по всему было видно, что это люди при деньгах. Тот, что был у них за главного, был сдержан, в то время как шофер Артур и его товарищ причитали над оторванным бампером и разбитым лобовым стеклом. Но Валек, так звали хозяина машины, улыбался:
— Всяко в жизни бывало, но с такими козлами я еще ни разу не бодался!
И все поглядывал на Валентину, будто углядел чего, когда она в одной ночной рубашке тащила его из машины.
— Авторемонтники в поселке есть? — спросил он у сестер.
Те ответили утвердительно.
— Вот и ладно, починимся и поедем, а пока в качестве компенсации за козла, погостим у вас. Вы не против, девчонки?
— Что уж тут поделаешь, — развела руками Валентина, — за козла отвечать придется, только ночевать будете у дяди Семена, а столоваться — у нас, милости просим!
Подметив, что Валек, морщась, все время потирает шею, Валентина решительно подошла к нему:
— У вас, видно от удара позвонки повело, я их на место поставлю, я медсестра, знаю мануальную терапию. Она обхватила его голову руками, слегка покачала влево — вправо, а потом неуловимым движением резко встряхнула его так, что хруст услышали все сидящие рядом. Гость с облегчением вздохнул:
— Да ты волшебница, подруга, раз, и готово!
Валентина опустила руки, а самой подумалось: «Так бы и держалась за него, век бы не отпускала».
— Пойдем, покажи мне своего терминатора, виновника преступления.
— Не боитесь? Он у нас такой буйный, как бы второй аварии не сотворил!
— Ничего, не таких мы еще уламывали…
Когда они вошли в сарай, Борька, не проявляя своих чувств, мирно взял из рук траву и стал меланхолично жевать ее.
— Красавец, — восхитился гость, — а ты говорила — зверь! — он незаметно перешел на более близкое «ты». — Вон какой тихий стал, — видно, мы ему мозги на место поставили.
Борька, не теряя архаровского достоинства, с чувством выполненного долга мелким шагом пошел за Валентиной в огород. Остановившись у своей заветной свекольной ботвы, он закачал головой, о чем-то рассказывая ей.
— Это любимое его место, — сказала Валентина и впервые посмотрела гостю прямо в глаза. Первое впечатление не обмануло ее: он действительно был хорош — сильный, ладный, с гармоничными чертами лица. Сердце Валентины вздрогнуло и подпрыгнуло, будто обрадовалось чему-то.
— Валек — это Валентин? Значит мы тезки!
— Да, Валентин и Валентина, не хватает только «валентинки» между нами.
— Ну, это дело наживное, — засмеялась она в ответ.
Через пару дней гости уехали. Только заметили соседи, что один из залетных ребят слишком долго прощался с Валентиной. Держа ее за руку, он что-то говорил ей, на ушко ласково шептал, а она в ответ кивала головой.
Борька стал покладистым. Дед Семен говорил:
— Посмотрите на этого малахольного, — то управы на него не было, а то вдруг правильным стал!
Корова Зорька пошла в ряд, куры цыплят вывели, гуси помирились, и все как-то наладилось у сестер.
Так бы и закончилась эта комическая история, если б не случилось у нее счастливого продолжения. Немного времени спустя подкатил к дому сестер все тот же джип, а через три денька Валентин увез свою Валентину в Ростов. Какой женой по счету она у него числилась, людям про то не известно, но стала Валентина успешной бизнес-леди. Часто приезжали они к сестре с богатыми подарками, а потом и с дочкой — Валентинкой. Так стремительно ворвалось в жизнь Валентины ее лихое, нежданное счастье.
А соседи шутили:
— Ты, Валентина, Борьке-то рога позолоти!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.