Великий русский демократ

6 апреля — знаменательная дата для всего прогрессивного человечества. В этот день 200 лет назад, в 1812 году, в Москве родился Александр Иванович Герцен, великий сын земли русской.
Два века, отделяющие нас от этой даты, не только не ослабили благодарной памяти о Герцене в российском народе, но, наоборот, приближают к нам его — поборника светлого будущего своей Родины.
Эпиграфом ко всей жизни Герцена может служить его признание: «Борьба — моя поэзия». Действительно, жажда деятельности на благо любимой Отчизны, стремление отдать все силы делу освобождения народа проходят через всю жизнь этого замечательного человека.
В формировании прогрессивных и патриотических чувств Герцена большую роль сыграла Отечественная война 1812 года. «Рассказы о пожаре Москвы, о Бородинском сражении были моей колыбельной песнью, детскими сказками, моей Илиадой и Одиссеей», — вспоминал он впоследствии. Огромное впечатление произвели на будущего писателя восстание декабристов и жестокая расправа с его участниками Николая I.
«Казнь Пестеля и его товарищей окончательно разбудила ребяческий сон моей души», — признается он позже. В память о погибших декабристах юный Герцен вместе с другом Николаем Огаревым, будущим соратником и поэтом, в 1827 году на Воробьевых горах дали клятву «в виду всей Москвы пожертвовать нашей жизнью на избранную нами борьбу» с самодержавно-крепостническим строем. Этой клятве Герцен посвятил всю свою жизнь.
Не удивительно, что уже в 1834-м, через год после блестящего окончания Московского университета, Герцен был арестован как опасный «вольнодумец», началась ссылка, которая продлится, по существу, до 1842 года. Эти годы сыграли важную роль в духовном развитии будущего писателя — обогатили его знанием доподлинной жизни угнетенного народа и закалили его характер борца.
Герцен воочию увидел и потом рассказал в своих произведениях, как «сосет кровь народа тысячами ртов, жадных и нечистых» чиновничье сословие, «священнодействующее в судах и полициях», как лицемерит духовенство, как безнаказанно угнетают крестьян помещики-крепостники, какой разврат и продажность процветают среди светской высшей власти. Всем им писатель-реалист противопоставит душевное обаяние, чистоту, честность и талантливость крепостного человека. Все эти темы и вопросы легли в основу, в том числе, и его последних произведений, написанных до отъезда за границу, — повестях «Доктор Крупов», «Сорока-воровка» и романе «Кто виноват?». Белинский приветствовал их как «великий обвинительный акт» «против «гнусной расейской действительности».
В 40-е годы Герцен создает и такие крупные философские работы, как «Дилетантизм в науке», «Письма об изучении природы», ознаменовавшие целый этап в развитии философской мысли не только в России, но имели выдающееся международное значение. В. И. Ленин правильно подчеркнул, что этими трудами Герцен «сумел подняться на такую высоту, что встал в уровень с великими мыслителями».
В социально-политической борьбе Герцен встал вместе с Белинским во главе передовых, прогрессивных сил русского общества, что и вынудило его в 1847-м навсегда покинуть Россию, чтобы избежать новых преследований и в эмиграции выполнить свою юношескую клятву. Во Франции Александр Иванович оказался свидетелем разгрома революции 1848 года. Свои впечатления об этом событии он изложит в «Письмах из Франции и Италии» и книге «С того берега», в которых осудит дикий разгул французской реакции и выразит глубокое разочарование в буржуазной демократии, которое породит у него духовный кризис. Вместе с тем он выступит яростным противником захватнических войн: «Завоевательная война не совместима с цивилизацией… Дики еще образованные народы, если не могут иначе решать дела, как дубинкой и пращею. Нам особенно противны журналис

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.