«Весь в шрамах тротуар из травертина»

Пятигорский музей-заповедник М. Ю. Лермонтова включает несколько старинных усадеб. Для удобства осмотра они объединены пешеходными дорожками, которые, как и все в музейном квартале, по-своему интересны. Шероховатые разноразмерные плиты из белого машукского камня со следами ручной обработки. Камень не очень плотный, пористый, испещренный тонкими отверстиями и бороздками. При взгляде на эти старые плиты вспоминается строка одного из римских стихотворений А. Шведова: «Весь в шрамах тротуар из травертина». Ноздреватая структура травертина и правда внешне похожа на застаревшие шрамы. Но есть в этом сравнении еще и другой, внутренний, смысл: шрамы — рубцы от ран — словно печать истории хранят память о прошлом. Да и Рим тут вспомнился не случайно.
Слово «травертин» имеет итальянское происхождение. Этот красивый светлый камень начали использовать еще древние римляне — для осуществления грандиозных государственных проектов. Потому и называют его порой императорским камнем. Из него сооружены Колизей, фонтан Треви, Испанская лестница, ватиканский собор Святого Петра с его величественной колоннадой и многие другие притягательные места Рима.
Наиболее известная травертиновая постройка в России — петербургский Казанский собор, возведенный в 1811 году из «пудостьского камня», светло-коричневого гатчинского травертина. Кстати сказать, и ростральные колонны на стрелке Васильевского острова, без которых облик нашей Северной столицы просто немыслим, — тоже травертиновые.
Среди немногих российских месторождений травертина славится пятигорское, расположенное у подножия горы Машук. Целебные источники не только дали жизнь нашему курорту, но и снабдили его на начальном этапе добротным строительным материалом. Горячая минеральная вода в местах выхода на поверхность, испаряясь, оставляет солевой осадок. Так образуется пористый слоистый травертин, именуемый у нас белым машукским камнем. Сегодня этот природный процесс можно наблюдать на примере «диких ванн» в районе Провала, где минеральная вода струится по созданному ею же белокаменному ложу. Вот так же, истекая из Машука в течение многих тысячелетий и оставляя толщи солей, местные воды образовали живописные машукские отроги — Внутренний, гору Горячую и Перкальские скалы. Травертиновые наслоения этих «наливных» гор достигают 70 метров.
Осенью 2010 года в Пятигорске был открыт памятник генералу А. П. Ермолову. Установлен он на высоком постаменте из травертиновых плит. Зная о том или нет, авторы монумента вложили в него определенную символику: местный травертин начали активно применять именно в ермоловскую эпоху. Самого же генерала, десять лет возглавлявшего гражданскую и военную администрацию на Кавказе, принято считать одним из первых курортологов Кавказских Минеральных Вод. Высоко оценив природные богатства и перспективы этого курорта, Ермолов немало сделал для его обустройства. При нем в 1822 году была учреждена особая Строительная комиссия, в которую вошли талантливые архитекторы, итальянцы родом из Швейцарии Джузеппе и Джованни Бернардацци. Хорошо знакомые с европейским зодчеством, они обратили внимание на местный травертин и решили использовать эту легкую в добыче и обработке, красивую и к тому же многофункциональную породу. Крупные плиты травертина шли на возведение стен, плиты поменьше и обломки — на заборы, хозпостройки и дорожки, а обожженный травертин давал лучшую в регионе известь. Каменоломни были устроены сначала у северного склона Машука, а позже в районе Провала. Гостиница Ресторация (НИИ курортологии), Николаевские (Лермонтовские) ванны, Дом неимущих офицеров (Курортная поликлиника), беседка Эолова арфа, грот Дианы — во всех этих классических сооружениях Бернардацци использовали травертин. С их появлением Пятигорск обрел облик настоящего европейского курорта. На старом кладбище у подножия Машука сохранился обелиск из белого машукского камня над могилой братьев Бернардацци. На

Татьяна Юрченко,старший научный сотрудник 
Государственного музея-заповедника М. Ю. Лермонтова.

Фото Алек

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.