Визит на Горячие Воды

Как известно, в 1829 году на Горячих Водах Пушкин побывал дважды — 13 мая, по пути в Тифлис, и в августе-сентябре, возвращаясь из Закавказья. Визит к подножью Машука в мае нашел краткое отражение в его дорожных записках, названных «Путешествие в Арзрум». Внимательный взгляд позволяет увидеть, насколько важна для российской литературы эта поездка. Жаждая встречи с местами, так восхитившими его девять лет назад, Пушкин специально отклонился от основного маршрута поездки и потратил день, чтобы осмотреть Горячеводское поселение.
Увиденное разочаровало его: «Из Георгиевска я заехал на Горячие воды. Здесь я нашел большую перемену…» В чем она состояла? Ну, например: «…ванны находились в лачужках, наскоро построенных. Источники, большей частью в первобытном своем виде, били, дымились и стекали с гор по разным направлениям, оставляя по себе белые и красноватые следы. Мы черпали кипучую воду ковшиком из коры или дном разбитой бутылки». А ныне? Ныне «…на стенах ванн прибиты предписания от полиции; везде порядок, чистота, красивость…» — завершает Пушкин описание примет благоустройства дикой прежде местности. И тут же признается: «Кавказские Воды представляют ныне более удобностей, но мне было жаль их прежнего дикого состояния».
Жаль… Почему? Конечно, тут сыграли свою роль воспоминания о счастливых днях, проведенных летом
1820 года в той свободной, почти не стесненной путами цивилизации, обстановке. Но главное, дикость и необустроенность местности были дороги Пушкину, собиравшемуся описать романтическую обстановку и вольную жизнь зарождавшегося курортного поселения в задуманном именно тогда «Романе на Кавказских Водах».
Самое любопытное, что в молодом курортном поселении Александр Сергеевич нашел людей, с которыми мог поделиться и своими настроениями и, возможно, рассказать о рожденном ими замысле «Романа на Кавказских водах». О встрече с этими людьми он сообщает в своих дорожных записках. Но не ищите этого рассказа в каноническом тексте «Путешествия в Арзрум». Он содержится в первоначальных набросках этого произведения, которые можно найти лишь в академических изданиях Пушкина. Вот этот текст: «С неизъяснимой грустью пробыл я часа три на Водах: с полнотою чувства разговаривал я с любезными Же и Жи и старался передать им мои сердечные впечатления. Они меня поняли, по-дружески проводили до тележки, и я поехал обратно в Георгиевск берегом быстрой Подкумки» (запись 15 мая 1829 года).
Но кто такие «Же и Жи»? Разыскания грузинского литературоведа Вано Шадури и нашего земляка Игоря Гориславского позволили выяснить: за этими криптонимами скрываются…братья Джузеппе и Джованни Бернардацци, итальянские архитекторы, строившие будущий Пятигорск. Нам, конечно, очень ценен факт встречи таких замечательных людей на нашей земле. Но важнее отметить другое. Надо полагать, братья имели все основания гордиться плодами своих трудов, которых Пушкин не мог не увидеть — ведь к тому времени ими уже были построены Ресторация, Сабанеевские ванны, дом для неимущих офицеров, дом Орлова, Скорбященская церковь, беседка «в китайском вкусе» у Михайловского источника, возведено несколько прекрасных жилых зданий, завершалось сооружение великолепных Николаевских ванн. И, тем не менее, они поняли сожаления русского поэта, вряд ли известного им, об утраченной дикости и первозданности окружающей природы. А может быть, им по душе пришелся замысел романа о жизни в маленьком поселении у Горячих Вод, которому архитекторы-итальянцы хотели придать облик европейского курорта? Не их вина, что выполнить многое из задуманного не удалось. Непривычный климат, работа на износ подорвали здоровье обоих и привели к преждевременному уходу из жизни. И все же то, что успели сделать братья, доныне восхищает нас своим совершенством, служа блестящим образцом для зодчих последующих времен.
Не был написан Пушкиным и «Ро

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.