Я только в огне пою!

О мир, пойми! Певцом — во сне — открыты
Закон звезды и формула цветка.

Провозгласила почти сто лет назад ярчайшая представительница серебряного века русской поэзии Марина Цветаева. Ее стихи вне времени, и каждое поколение находит в них отголосок происходящего в настоящем. Необыкновенные строки, задевая за живое, врезаются в память навсегда.
Оттого на ставшей для Пятигорска традиционной акции «Цветаевский костер» было особенно многолюдно. Дворик Дома-музея А. Алябьева едва мог вместить всех поклонников таланта известной поэтессы. У разгорающегося костра собрались люди, приехавшие из разных уголков Северного Кавказа. И даже непогода не помешала им принять участие в празднике вдохновения. Гостей радушно встречала хозяйка усадьбы, старший научный сотрудник Государственного музея-заповедника М. Ю. Лермонтова Елена Даниленко. 
Многие в восхищении замирали у полыхающего огня, а кто-то старался зажечь от брызгающего снопами искр пламени свечу. Любителей поэзии приветствовала один из организаторов мероприятия, председатель городского клуба авторской песни Наталья Петрова. Она рассказала историю «Цветаевского костра». Вспомнили и о том, что в Пятигорске эта акция проходит в третий раз и с каждым годом растет число желающих в ней участвовать.
«Меня переполняет чувство радости от того, что возникшая некоторое время назад традиция продолжает жить, объединяя все больше людей, влюбленных в поэзию Марины Цветаевой», — поделилась своими ощущениями директор Государственного музея-заповедника М. Ю. Лермонтова, депутат Думы Пятигорска Ирина Сафарова.
В этот вечер читали стихи Цветаевой и посвященные ей же собственные сочинения представители творческой общественности Пятигорска. А чеченский поэт Умар Ярычев подарил в библиотеку музея сборник своих произведений.
Магический танец снежинок и огненных искр завораживал — словно земля и небо устроили бал в честь самой известной из русских Марин, со дня смерти которой прошло уже семьдесят лет. Под аккомпанемент гитары был исполнен гимн «Цветаевского костра».
Кстати, ассоциация цветаевской поэзии с огнем не случайна. Когда-то она сказала о себе: «Птица — Феникс я, только в огне пою!». Это мог быть огонь любви или вдохновения, испепеляющие испытания, выпавшие на ее долю, или «тайный жар» в груди, который она ощущала всегда.
Среди созданного Цветаевой, кроме лирики — семнадцать поэм, восемь стихотворных драм, автобиографическая, мемуарная, историко-литературная и философско-критическая проза.
Яркая, мятежная душа Марины Цветаевой выливалась в самобытных и необычайно талантливых стихах. Она спешила высказать в поэзии свое восхищение и удивление этим прекрасным миром, в который ворвалась стремительно и смело, как комета.
Но так же, как и это небесное светило, она покинула нас, оставив после себя бессмертные строки.

Анна Кобзарь.
Фото Ильи Шкоденко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.