Заглядывая в прошлое

Слово об авторе
Увидеть в действительности давнее прошлое нашего города мы, конечно, не имеем возможности. Но с помощью искусства это удается сделать. Вот рисунок Машука с Горячеводской долиной и кусочком горы Горячей — место, где очень скоро начнет рождаться Пятигорск. Пока здесь нет ни улиц, ни домов, ни деревьев, но любой знаток Пятигорска легко найдет места их будущего расположения. Рисунок этот не раз публиковался на страницах местной прессы и в краеведческих изданиях, поэтому достаточно хорошо известен. А вот об авторе, которому мы благодарны за возможность заглянуть в прошлое, сведений сохранилось немного.
Экспедиционный «рисовальщик»
Емельян Михайлович Корнеев. В первой половине XIX века российским, да и заграничным любителям искусства хорошо был известен его большой красочный альбом «Народы России». Знали современники о работе Корнеева в комиссии по постройке Казанского собора, об участии как художника в кругосветном путешествии, состоявшемся в 1819-1822 годах. А вот о поездке Емельяна Михайловича по российским просторам, во время которой он побывал на Кавказских Водах, слышали немногие. Кстати сказать, и сами Воды тогда россиянам были почти неизвестны.
В самом начале 1802 года император Александр I, недавно взошедший на престол, захотел получить представление о том, что за страна досталась ему в управление. Желая узнать объективную информацию о России, он послал осматривать ее «стороннего наблюдателя» — недавно перешедшего в российское подданство шведского генерала Герана Магнуса Спренгпортена. В состав экспедиции был включен Емельян Корнеев, недавний выпускник Академии художеств.
Несмотря на молодость — ему исполнился всего двадцать один год, Емельян Михайлович уже успел получить некоторую известность как живописец-пейзажист, отличавшийся исключительно достоверной передачей натуры, — таких называли «видописцами». В экспедиции Спренгпортена Корнеев числился как «рисовальщик», обязанный проиллюстрировать отчет генерала. Предельно точные рисунки Корнеева, сделанные в пути, стали единственным, поистине бесценным источником знакомства с некоторыми местностями России того времени.
Экспедиция прошла не одну тысячу верст по просторам России. Вначале были осмотрены северные территории, вплоть до Якутии, затем генерал со своими спутниками направился в центральные районы и далее к южным границам российских владений. Подробными сведениями о путешествии мы обязаны тому обстоятельству, что в помощники Герану Магнусу был дан двадцатилетний офицер Александр Бенкендорф. Да-да, тот самый будущий шеф жандармов. Наша историческая наука изображает его жестоким реакционером и душителем всего передового в стране. На самом же деле это был отважный воин, неглупый и очень порядочный человек, искренне заботившийся о благе России. Об экспедиции Спренгпортена он оставил подробнейшие записи в виде дневника, которые не так давно увидели свет.
Молодой курорт в акварели
На Кавказ экспедиция прибыла в разгар курортного сезона 1803 года, который оказался на редкость многолюдным. Бенкендорф в своих записках указывает: «Здесь находятся сернистые горячие воды, которые привлекают великое множество самых разных больных». Правда, на акварели Корнеева мы не замечаем этого множества — там фигурируют всего два-три экипажа, несколько всадников и пешеходов. Но, скорее всего, художник не стал загромождать свой рисунок обилием людей, чтобы уделить главное внимание местности, изображенной с топографической точностью.
Именно эта точность позволяет нам наглядно представить, как выглядел рождающийся курорт у подножья Машука, и даже кое в чем изменить представления о нем. Например, в краеведческой литературе указывается, что первый дом в Горячеводской долине появился в 1809 году. Но на рисунке запечатлено несколько строений, а значит, они уже были и тогда. Видим мы и ступени, ведущие на гору Горячую, хотя считалось, чт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.