Жертвую собой для блага Отечества

Иногда в повседневной обыденной жизни музейщиков бывают радостные события. Чаще всего они связаны с какими-то новыми находками. В этот раз было несколько иначе. Перебирая старые документы, мы нашли давно забытый альбом. Называется он «Нашествие Наполеона. Отечественная война 1812 г.».
Это альбом репродукций в красках по картинам известных художников с пояснительным текстом под редакцией И. Н. Божерянова.
Издание С. М. Прокудин-Горскаго и К. П. Лаурсон, С.-Петербург, Б. Подъяческая, 22. Альбом был выпущен в 1912 году, к 100-летию Отечественной войны 1812 г.
В наш музей поступил в 1954-м после проведенной инвентаризации Управления музеев Москвы.
В серой картонной папке — стопочка репродукций картин известных художников. К каждой репродукции есть историческая справка. Здесь описаны основные события Отечественной войны 1812 г. Ветхие пожелтевшие страницы, сам стиль, каким написаны статьи, передают все обаяние «старины глубокой».
Начинаешь читать и переносишься в те времена, как бы становишься свидетелем исторических событий. Давно известные, они приобретают новые оттенки, обрастая интересными деталями и подробностями. «После Бородинского сражения русская армия в ночь с 26-го на 27-е августа отошла за Можайск. Граф Беннигсен вспоминал: «Я избрал позицию единственную, которую я нашел удобной после Бородина. Она была бы очень выгодна, если бы нам не пришлось занять находившихся на левом фланге Воробьевых гор, вследствие чего позиция становилась весьма растянутой. В тот же день, 1-го сентября, часов около семи вечера прибыл офицер от князя Кутузова с приглашением приехать к нему… Днем на Поклонной горе, где находился Кутузов и куда по его приглашению съехались все главные начальники, а из Москвы прибыл ея главнокомандующий граф Ростопчин, произошли горячие споры, из которых никак нельзя было вывести определенного решения ввиду крайнего противоречия между двумя положениями: с одной стороны, невозможности выдержать натиск Наполеона, а с другой — без боя отдать ему Москву. С Поклонной горы разъехались, ничего не решив, а в пять часов того же дня в деревне Филях, в избе, занимаемой Кутузовым, был созван знаменитый военный совет, в котором приняли участие, кроме Милорадовича, все главные начальники».
На картине А. Д. Кившенко «Военный совет в Филях» мы видим Кутузова, сидящего в кресле, несколько поодаль от стола сзади него стоит Кайсаров, ранее долго являвшийся адъютантом князя. В углу под образами, закутавшись в шинель, изображен Барклай де Толли, а в фигуре, опершейся о стол, узнаем говорящего Ермолова, на краю передней скамейки, в голубой ленте ордена Св. Андрея, сидит Беннигсен.
Князь А. Б. Голицын в своей «Записке о войне 1812 года пишет: «Когда Толь подал мысль стать на Воробьевых горах параллельно дороге Калужской, чтобы избегнуть отступления городом, предполагая в том более трудностей, нежели их быть могло. Кутузов, опровергая его, сказал достопамятные слова: «Вы боитесь отступления через Москву, а я смотрю на это, как на Провидение, ибо оно спасет армию. Наполеон подобен потоку, который мы сейчас не можем остановить. Москва — это губка, которая всосет его в себя». После многих споров, прений и возражений Кутузов решил, наконец, вопрос своею властью, высказав твердое решение — отступать. Он окончил совещание словами: «Я чувствую, что мне придется поплатиться за все, но я жертвую собой для блага Отечества. Приказываю отступать!» Как написано в статье: «Это одно поставляет Кутузова на ряду первейших полководцев, ибо соображения и исполнения оных были превосходны».
Большинство репродукций посвящено основным сражениям Отечественной войны 1812 года, как, например, картина П. Гесс «Сражение при Мало-Ярославце».
Но есть репродукция картины польского художника А. Коссака «Сожжение знамен». Эта работа выделяется из общего числа. «Наполеон, покинув Ор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.