Плодотворный визит профессора

Завершился год с пятеркой в конце. Год, богатый юбилейными датами радетелей Кавказских Вод. Генерал Емануель, «главный доктор» курортов Конради, основатель Кавказского горного общества Лейцингер , первый исследователь целебных вод академик Гюльдештедт… А еще Александр Петрович Нелюбин, родившийся сто тридцать лет назад, в 1785 году.

Путь его в науку был прямым и ясным. Ученик аптекаря, он смолоду увлекся химией, потом медициной. Блестяще окончив Медико-хирургическую академию, был оставлен в должности адъюнкт-профессора, позже утвержден профессором кафедры фармакологии. Нелюбин, первый из русских врачей, организовал экспериментальное научное наблюдение за действием медикаментов. Он создал кровоостанавливающую жидкость — гемостатин, который называли «нелюбинской водой», изобрел ряд приборов для изготовления лекарств. Он предложил использовать хлорную известь для очистки воды, дезинфекции рук и помещений. Написанный им учебник фармакологии выдержал пять изданий. Однако главное, чем Нелюбин прославил свое имя, было исследование и подробное описание Кавказских Минеральных Вод.
Ознакомившись с молодыми курортами, генерал А. П. Ермолов в 1823 году решил убедить российскую публику в достоинствах отечественных минеральных вод и с этой целью пригласил представителя российской науки, способного это сделать. Нелюбин, горячий патриот и поборник российской науки, охотно принял предложение поехать на Кавказ. «…Мчусь туда с мыслью силы и знания свои отдать для поднятия престижа курортов русских», — писал он друзьям, отправляясь в путь. В дороге и на месте Александр Петрович вел дневниковые записи, благодаря которым мы имеем не только подробные сведения обо всем сделанном им, но и прекрасные описания кавказских курортов, какими они были в 1823 году. Особенно интересна характеристика поселения у Машука, которое Нелюбин первый назвал Горячеводским — вместо прежнего названия Горячие воды.
Свои исследования Нелюбин начал с горы Горячей. Здесь его внимание привлекли высеченные в травертине древние бассейны-ванны: «Сии ванны, судя по разрушениям развалившегося от времени туфстейна, в котором они были высечены, явственно свидетельствуют о древнем их существовании, которое, если я не ошибаюсь, должно отнести по крайней мере за 200 лет перед сим. Из сего можно заключить, что употребление сих целебных вод началось за несколько столетий прежде полученного нами первого о них известия».
Кроме пяти известных к тому времени источников Горячей горы профессор нашел еще два, получивших позднее название Михайловских. Будучи человеком основательным и аккуратным, он тщательно пронумеровал все известные ему источники, сохранив и существовавшие к тому времени их названия. А затем детально исследовал каждый — определил физические свойства воды и произвел ее химический анализ. Серьезное внимание Нелюбин обратил на обильные теплые источники, вытекавшие у западной оконечности горы Горячей, которых он насчитал четыре, рекомендовав для лечебного использования. Ныне они известны нам как радоновые воды.
После Горячих Нелюбин принялся за обследование Железных вод. Местность вокруг них произвела на приезжего из Петербурга исключительно благоприятное впечатление. Осматривая южный и восточный склон горы Железной, Нелюбин нашел не только источник, упоминаемый Гаазом, но и еще несколько. Произведя физико-химические исследования всех выходов минеральной воды, ученый убедился, что по составу они однотипны. Главное различие между источниками исследователь усмотрел в температуре.
Из Железноводска профессор направился на Кислые воды, а по дороге сделал остановку близ Ессентукского казачьего поста — там, где доктор Гааз открыл источники серной воды. Долина Кислуши, куда его привел казак-проводник, по-прежнему была пустынна и представляла собой сплошное травянистое болото. Среди зарослей кое-где виднелись лужицы с характерным налетом минеральных солей по краям — некоторые рождали тонкие ручейки, тут же терявшиеся в трясине. С трудом пробираясь вдоль подножья высокого крутого склона, ученый отмечал все сколько-нибудь заметные выходы воды. Всего их оказалось восемнадцать. Затем, идя обратно по дну долины, он обнаружил еще пять небольших источников. Верный своему принципу, Нелюбин пронумеровал их. Оставаясь горячим патриотом отечественных курортов, Александр Петрович тем не менее, где мог, сравнивал Кавказские Воды с популярными зарубежными. Так, горячий источник у подножья Машука он сопоставлял с водами курорта Спа. А источники, найденные в долине Кислуши, он назвал «русскими Сельтерс и Виши».
Свой вояж Нелюбин завершил в Кисловодске, где столь же тщательно и скрупулезно, как и прочие, обследовал колодец Нарзана. А в долине реки Березовки им был найден еще один углекислый источник. На обратном пути Нелюбин побывал у Кумагорского и Лысогорского источников, воду которых он также исследовал. Лысогорский, горько-соленый, он рекомендовал в качестве слабительного средства.
Визит профессора Нелюбина на Кавказские Воды оказался на редкость плодотворным. Им были открыты 32 новых источника, дана общая характеристика курортам, намечена перспектива их развития, определены основные направления дальнейших научных исследований. Основным итогом его визита в наши края стала книга «Полное историческое, медико-топографическое, физико-химическое и врачебное описание Кавказских Минеральных Вод». Многие десятилетия она оставалась самым капитальным трудом, посвященным региону Кавминвод, легла в основу таких наук, как курортология и бальнеология.
Ныне на Кавказских Минеральных Водах память о выдающемся ученом сберегают названия улицы в Ессентуках и минерального источника в Железноводске.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.