Прекрасная Еротеида

Присматриваясь к гостям Пятигорска, окружавшим М. Ю. Лермонтова летом 1841 года, нельзя не обратить внимание на симпатичных сестер Мусиных-Пушкиных, о которых однокашник поэта по Московскому благородному пансиону Н. Ф. Туровский, побывавший тогда на Водах, упомянул в своем «Дневнике поездки по России в 1841 г.»: «В последний месяц явление хорошенькой генеральши Орловой с хорошенькими сестрами Мусиными-Пушкиными наделало шуму…» Факт интересный, но почему-то почти не привлекавший внимания историков Пятигорска и лермонтоведов. А ведь личности сестер, особенно той, которую звали Ида, позволяют увидеть многое, связанное с реалиями пятигорской жизни того лета и последними днями Лермонтова.
М. Ф. Дамианиди и Е. Н. Рябов — немногие исследователи, которых заинтересовала личность Иды Мусиной-Пушкиной — изучили биографические данные членов этого семейства, изложив собранные сведения в статье «Эта загадочная Ида Мусина-Пушкина». Дополняя материалы статьи данными из других источников, можно достаточно полно обрисовать и саму Иду, и ее родственников. Но нас будут интересовать лишь два момента из жизни этого одного из широко известных дворянских семейств России XIX столетия. Глава ее Петр Клавдиевич Мусин-Пушкин сделал успешную военную карьеру. Выпущенный из камер-пажей в армию в 1787 году, он уже к 1799 году стал генерал-майором, а вскоре и генерал-лейтенантом. С 1807-го его служба оказалась связанной с Кавказом. Вначале Петр Клавдиевич возглавлял отдельный отряд на Кавказской линии, позже, до
1811 года — все войска Линии.
О связи с Кавказом обязательно следует отметить, говоря о семье Мусиных-Пушкиных, в которой было два сына и шесть дочерей. Видимо, питая слабость к античности, Петр Клавдиевич назвал своих девиц звучными древнегреческими именами — Еликонида, Ариадна, Еротеида, Поликсения. Старшая, Еликонида, вышла замуж за генерала Ивана Орлова, состоявшего в должности походного атамана казачьих полков при Отдельном Кавказском корпусе. Вот вам другая ниточка связи с Кавказом. Третья — Дом для неимущих офицеров, построенный в Пятигорске на средства отца Ивана, казачьего генерала А. П. Орлова. А еще были семейные поездки на Воды. И обширные связи — родственные, дружеские — с кавказцами.
Второе обстоятельство, важное для нас, — частые соприкосновения семейства Мусиных-Пушкиных с
М. Ю. Лермонтовым. Начнем с того, что в 1839-1840 годах М. Ю. Лермонтов ухаживал за двоюродной сестрой дочерей генерала М. А. Щербатовой и был серьезно ею увлечен. Марии Алексеевне посвящены два его чудесных стихотворения — «На светские цепи» и «Молитва». Когда в феврале 1840 года состоялась дуэль Лермонтова с Барантом, по Петербургу упорно ходили слухи, что столкновение произошло именно из-за Щербатовой. Эти слухи даже вынудили княгиню покинуть столицу. Уезжая во вторую ссылку на Кавказ, Лермонтов простился с ней в Москве. Свидетелем их расставания был А. И. Тургенев, записавший о Щербатовой в дневнике: «Сквозь слезы смеется. Любит Лермонтова».
Супружеские отношения соединяли с Екатериной Мусиной-Пушкиной и близкого приятеля Лермонтова, князя Сергея Трубецкого, впоследствии породнившегося с поэтом. Самая младшая из сестер, Поликсения, вышла замуж за С. Д. Лисаневича, который, как недавно выяснилось, с поэтом не был связан, но вошел позднее в круг его знакомых. Еще одна нить, связывающая Лермонтова с семьей Мусиных-Пушкиных, тянется к их родственнице, М. Х. Шевич. Сын Марии Христофоровны служил в лейб-гусарах одновременно с Михаилом Юрьевичем и его родственником Столыпиным.
М. Х. Шевич была приятельницей семьи Карамзиных, где бывал Лермонтов. Словом, он близко соприкасался с Мусиными-Пушкиными в Петербурге.
И, конечно же, эти связи не могли не проявиться здесь, на Водах, тем более, что сразу же по приезде в Пятигорск сестры стали главным украшением прекрасной половины здешнего «водяного общества». Почему же вызванный ими шум оказался

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.