Родоначальник золотого века русской литературы

С первых десятилетий XIX века наша литература вступает в важнейшую эру своего развития — начинается период ее небывалого рассвета, ее золотой век. Эти достижения в значительной степени были подготовлены и определялись новаторской творческой деятельностью Н. М. Карамзина. «К чему ни обратись в нашей литературе, — писал Белинский, — всему начало положено Карамзиным».


Как истинный патриот Карамзин главную свою задачу видел в том, чтобы «приручить россиян к уважению собственного» и «помогать согражданам лучше мыслить и говорить». «К счастию, — заметил Пушкин, — Карамзин освободил язык наш от чужого ига и возвратил ему свободу, обратив его к живым источникам народного слова. Автор «Бедной Лизы» стоит также у истоков психологического анализа — одного из самых важных завоеваний художественного мышления писателей XIX столетия.
Николай Михайлович Карамзин родился
12 декабря 1766 г. в семье небогатого помещика. Детство его прошло в деревне недалеко от Симбирска, на берегу Волги. Там у сельского дьячка он овладел основами грамоты, а затем продолжил образование вначале в симбирском, а затем в московском университетском пансионе. В 1782 г. он поступил на военную службу в Преображенский полк. Но карьера офицера его не привлекала, и он вскоре выходит в отставку и поселяется в Москве, чтобы заняться литературой, которую он полюбил с детских лет. Здесь он знакомится с известным писателем, журналистом и просветителем Н. И. Новиковым, который открыл в 20-летнем юноше писательский талант и сразу доверил ему редактирование первого в России детского журнала «Детское чтение для сердца и разума». Именно в этом журнале Карамзин печатает свое первое оригинальное произведение — сентиментальную повесть «Евгений и Юлия» — и ряд стихотворений.
В 1789 году Карамзин отправился в длительное путешествие по Европе, которое обогатило его новыми впечатлениями, знаниями, знакомством с известными европейцами и стало одним из главных событий в его жизни.
По возвращении он стал издавать «Московский журнал», в котором публикует «Письма русского путешественника», очерк «Фрол Силин, благодетельный человек» и две повести — «Бедная Лиза» и «Наталья, боярская дочь».
«Письма русского путешественника» — первое большое произведение Карамзина, сделавшее его по-настоящему известным писателем и сыгравшее большую роль в развитии отечественной прозы. В легкой, увлекательной форме он рассказывал якобы своим «друзьям» о культурной жизни и красотах природы европейских стран, просвещая тем самым своих современников.
Очерком «Фрол Силин» Карамзин открыл тему русского крестьянства, которая станет одной из центральных во всей последующей русской литературе. В нем он начал реализовывать демократическую идею внесословной ценности человеческой личности. Показательно в этом плане полемическое начало очерка: «Пусть Вергилии прославляют Августов! Пусть красноречивые льстецы хвалят великодушие знатных! Я буду хвалить Фрола Силина, простого поселянина!» Затем следует рассказ о многочисленных добрых делах реального крестьянина, которого знал автор очерка.
Однако самой знаменитой, самой популярной, сделавшей автора кумиром читателей и особенно значительной в литературно-общественном отношении стала повесть «Бедная Лиза». В ней Карамзин рассказал о печальной истории молодой, красивой девушки-крестьянки, обольщенной, а затем брошенной и доведенной до самоубийства богатым дворянином. Писатель много внимания уделял подробному описанию душевного мира и чувств своей героини. Именно в этой повести впервые в русской литературе было сделано «открытие»: «И крестьянки любить умеют!»
Не менее убедительно показан в ней и внутренний мир возлюбленного Лизы Эраста — якобы «с добрым сердцем, но слабым и ветреным». Литературоведы не без основания видят в его образе первое проявление в нашей литературе «страдающего эгоиста» онегинско-печоринского типа. Образ бедной Лизы также получит развитие во многих произведениях писателей XIX века, вплоть до Катюши Масловой в романе Л. Толстого «Воскресение».
Неудивительно, что «Бедная Лиза» вызвала волну многочисленных подражателей в литературе XVIII века. Необычайно бурной оказалась и реакция современников Карамзина. С одной стороны, повесть вызвала даже несколько самоубийств, с другой — на стене Симонова монастыря, в пруду которого утонула Лиза, появилась такая ироническая надпись:
Здесь в воду бросилась Эрастова невеста —
Топитесь, девушки, в пруду довольно места!..
Важной заслугой Карамзина является также разработка жанра национально-исторической повести. Первым его опытом стала повесть «Наталья, боярская дочь». Действие в ней автор перенес в XVII век. Главное место занимает история чувствительной любви Натальи и Алексея, сына опального боярина, которая заканчивается счастливой свадьбой.
Совершенно новым делом для культурной жизни России тех лет стало предпринятое впервые Карамзиным издание двух альманахов — «Аглая» и «Аониды», в которых, наряду с его произведениями, печатались «молодые авторы, которых зреющий талант достоин внимания».
В «Аглае» появились две новые повести Карамзина — «Остров Борнгольм» и «Сиерра-Морена», в которых он первым обратился к романтическому изображению жизни. Нежная меланхолическая любовь уступила в них место бурным, разрушительным страстям. Таинственные обстоятельства заставляют героев страдать и гибнуть…
В 1802 г. Карамзин приступил к изданию нового журнала «Вестник Европы», которому суждено было стать прообразом всех так называемых «толстых» журналов не только в XIX веке, но и в наше время. В этом журнале он опубликовал последние свои художественные произведения — повесть «Марфа-посадница» и начало романа «Рыцарь нашего времени».
В повести «Марфа-посадница» впервые появилось стремление писателя к исторической достоверности, следованию самому духу эпохи XV века. В центре повествования — борьба Новгородской республики за свою независимость. И хотя московский царь Иван III одерживает в этой борьбе победу, главным героем повести является Марфа Борецкая, «величавая жена», «матерь новгородцам», бескомпромиссный борец за свободу. Особенно прекрасна она перед казнью, когда восходит на эшафот: «С величественным унынием опустила взор свой на граждан и громко сказала народу: «Подданные Иоанна! Умираю гражданкою новгородскою!»
В оставшемся неоконченном романе «Рыцарь нашего времени» Карамзин предпринял попытку (первую в нашей литературе!) рассказать о становлении и развитии характера героя, начиная с его детства, вплоть до превращения в зрелого «рыцаря»,
т. е. полезного обществу человека. Белинский справедливо подчеркивал: «Мысль изобразить в романе героя нашего времени не принадлежит исключительно Лермонтову. Евгений Онегин — тоже герой своего времени; но и сам Пушкин был упрежден в этой мысли. Мысль эта принадлежит Карамзину. Он первый сделал не одну попытку для ее осуществления».
Как видим, проза Карамзина, несомненно, может быть названа родоначальницей прозы
XIX века. Об этом лаконично, но очень точно сказал Пушкин: «Чья проза лучшая в нашей литературе? — Карамзина! Это еще похвала небольшая».
Будучи по преимуществу прозаиком, Карамзин тем не менее сыграл важную роль и в развитии русской поэзии. В программном стихотворении «Поэзия» он изложил основную задачу поэта — воспевать, как «соловей», «жизнь сердца», «святую любовь», «нежную дружбу» и выразил надежду, что поэзия в России «начнет сиять, как солнце в полдень». Его стихи стали первыми образцами такой поэзии.
Призывая собратьев по перу чаще обращаться к родной истории и в ней искать ключ к самобытности отечественной литературы, Карамзин сам подал пример такого обращения не только в своих исторических повестях, но и в своем вершинном творческом труде — «Истории Государства Российского», которому он отдал последние 20 лет своей жизни, но не успел завершить его, так как скончался 3 июня 1826 года после воспаления легких.
О значении Карамзина как историка Пушкин писал: «История Государства Российского» есть не только создание великого писателя, но и подвиг честного человека… Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка Колумбом». Действительно, 12 томов «Истории» — это не только добросовестное научное исследование, но и живое, образное воспроизведение событий и фактов талантливым художником.
Значение всего сделанного Карамзиным для национальной русской культуры огромно. Он справедливо заслужил славу писателя, оказавшего поистине глобальное влияние на развитие отечественной литературы и русского языка. Большой вклад внес Карамзин и в отечественную историографию и историческую беллетристику. Анонимный критик, его современник, предсказал: «Красавицы
23 века не станут, может быть, искать могилы бедной Лизы, но в 23 веке друг Словесности, любопытный знать, кто за 400 лет прежде очистил, украсил наш язык и оставил после себя имя, любезное отечественным благодарным музам, друг Словесности, читая сочинения Карамзина, всегда скажет: «Он имел душу, он имел сердце».
Думается, не лишним будет добавить, что Карамзин стал и первым русским писателем, получившим широкую европейскую известность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.