Суровый гений России

Среди великих русских писателей особое место занимает Михаил Евграфович Салтыков, избравший себе литературный псевдоним Николай Щедрин. Его призванием была политическая сатира, основным оружием — бичующий смех, а социальным идеалом — будущее общество равноправных и свободных людей. Демократ, патриот, социалист, просветитель, он все свое творчество посвятил горячей защите угнетенного народа и бесстрашному обличению власть имущих. Голос гениального сатирика громко и гневно звучал на всю Россию, вдохновляя лучшие силы нации на борьбу за светлое будущее своего отечества.
По силе своего дарования и значительности творчества Салтыков-Щедрин является сатириком мирового масштаба. Его имя по праву стоит в ряду таких всемирно известных имен, как Эзоп, Ювенал, Рабле, Сервантес, Свифт, Вольтер, Марк Твен. «Это огромный писатель, гораздо более поучительный и ценный, чем о нем говорят», — возмущался М. Горький. Произведения Салтыкова-Щедрина приобрели бессмертие, потому что обличают все виды социального зла и морального падения, которые человечество, к сожалению, до сих пор не преодолело.
В конце своего творческого пути писатель имел полное право сказать: «Неизменным предметом моей литературной деятельности был протест против произвола, двоедушия, лганья, хищничества, предательства, пустомыслия
и т. д.». Недаром передовой сатирический журнал тех лет «Искра» назвал его «прокурором общественной жизни».
Миша Салтыков родился 27 января 1826 года в старинной дворянской семье в захолустном имении Спас-Угол Тверской губернии. Детство было самым тяжелым и безрадостным временем в жизни будущего писателя. Первоначальное образование он получил в «домашней школе»: грамоте его обучил крепостной живописец. Уже в раннем возрасте проявилась необычайная природная одаренность Салтыкова: как один из лучших учеников Московского дворянского института он был переведен в престижный Царскосельский лицей, который окончил в
1844 году. Уже в лицее он «почувствовал решительное влечение к литературе», начал писать стихи и даже считался «продолжателем Пушкина». Сильное влияние на начинающего писателя оказали статьи В. Г. Белинского, а также идеи социалистов-утопистов. Под их влиянием в своих первых повестях «Противоречия» и «Запутанное дело» Салтыков показал, как несправедливо устроена жизнь в крепостнической России для бедных тружеников. За «вредный образ мыслей и пагубное стремление к распространению идей, потрясших уже всю Западную Европу», автор «крамольных» повестей по приказу самого Николая I был арестован и выслан в Вятку под надзор полиции. Так начался тернистый творческий путь великого сатирика России. «Чего со мной только не делали! — рассказывал он позже. — И вырезали, и урезали, и перетолковывали, и целиком запрещали, и всенародно объявляли, что я — вредный, вредный, вредный!» Ему приходилось проявлять «змеиную мудрость», исключительную смелость и самоотверженность, использовать так называемый «эзопов язык», чтобы преодолевать препоны царской цензуры и не оказаться в заключении…
В вятской ссылке Салтыков пробыл более семи лет. Она стала, по словам самого писателя, «суровой школой жизни» и помогла ему собрать богатый материал для будущих произведений. После смерти своего гонителя он возвращается в Петербург с уже готовым произведением — «Губернскими очерками», которые публикует под псевдонимом отставной надворный советник Николай Щедрин, — сделавшим автора знаменитым на всю жизнь. В «Губернских очерках» впервые обнаружился сатирический талант Салтыкова. В них под пером писателя-реалиста самодержавно-крепостническая Россия предстала во всей своей наготе. С этого момента на протяжении почти 35 лет Щедрин становится, по существу, руководителем передового общественного мнения в стране: ему рукоплещут единомышленники, его боятся власти…
С 1860 г. Щедрин становится постоянным сотрудником самого передового журнала «Современник» и ближайшим соратником Чернышевского и Добролюбова. Когда правительство закрыло журнал, он вместе с Некрасовым берет в свои руки «Отечественные записки», журнал, продолживший славные традиции «Современника». 1868–1884 годы явились временем наиболее напряженной творческой работы Щедрина и расцвета его сатирического дарования: одно за другим появляются его знаменитые «Помпадуры и помпадурши», «История одного города», «Господа ташкентцы», «Благонамеренные речи», «Господа Молчалины», романы «Дневник провинциала в Петербурге» и «Господа Головлевы».
В 1884 г. правительство закрывает и «Отечественные записки» как «журнал вредного направления». Это стало для Салтыкова тяжелым ударом, здоровье его резко ухудшилось. Но, несмотря на это, сатирик продолжает упорно работать и в последние годы жизни создает новые замечательные вещи: «Пестрые письма», роман «Пошехонская старина», «Сказки для детей изрядного возраста».
Цикл очерков «За рубежом» появился в результате лечения Салтыкова за границей и наблюдения его за жизнью буржуазной Западной Европы. Писатель-демократ убедительно показал, что власть и богатство там «захвачены толстосумами», а над простым народом «тяготеет закон отчаяния». Францию он остроумно охарактеризовал как «республику без республиканцев», а в Германии уже тогда провидчески усмотрел: «В школах только завоеваниям учат, а другие народы считают низшими организмами».
Умер Салтыков-Щедрин 10 мая 1889 года и похоронен на Волковом кладбище в Петербурге.
«Я люблю Россию до боли сердечной и даже не могу помыслить себя где-либо, кроме России». Эти слова можно считать эпиграфом ко всему творчеству Салтыкова-Щедрина, гениальная сатира которого рождалась из суровой и требовательной любви к родине и выстраданной веры в ее творческие силы. Главный «персонаж», возникающий при чтении его сочинений, — это смех трагический и скорбный, еще более горький, чем «смех сквозь слезы» Гоголя. Вот несколько примеров.
Одним из гениальных произведений Щедрина, блистательно реализовавшим его концепцию политической сатиры, стала «История одного города», в которой он подверг уничтожающей критике аморализм царского самодержавия как антинародной власти. «Я совсем не историю предаю осмеянию, а известный порядок вещей», — подчеркивал сатирик. А цензор прямо заявил, что это «глумление над властью». Но автор «Истории» высмеивал не только царскую бюрократию в образах градоначальников города Глупова; заодно досталось и глуповцам, т. е. народу, покорному властям: «Мы люди привышные! — говорят глуповцы. — Мы перетерпеть могим, что хошь с нами делай! Хошь на куски режь, хошь с кашей ешь…» Тем не менее Щедрин всегда был на стороне народа, хотя и не идеализировал его. «Крестьянин беден, действительно беден всеми видами бедности, но всего хуже — беден сознанием этой бедности», — с сожалением констатировал писатель.
Другим не менее выдающимся произведением Салтыкова-Щедрина является роман «Господа Головлевы». По форме это — семейная хроника, в центре которой судьба трех поколений дворян. «Я обратился к семье, к собственности, к государству, — пояснял автор романа свой замысел, — и дал понять, что в наличности ничего этого уже нет». Со смертью главного героя романа Порфирия Головлева, который ограбил или отправил на тот свет всех своих родных и которого они справедливо прозвали Иудушкой-кровопивцем, прекратилась история этого «выморочного» рода, а имя его стало нарицательным: современные Иудушки, творя свои преступные дела, тоже заявляют: «Нет, мой друг, я не граблю, я по закону действую…»
Могучий талант сатирика не ослабевал до последних дней его жизни, о чем свидетельствуют его «Сказки» и последний большой роман «Пошехонская старина».
«Сказки» стали совершенно новым художественным жанром, освоенным сатириком. Своими корнями они глубоко уходят в устное народное творчество. Их пафос — в беспощадном разоблачении социального неравенства, произвола самодержавной власти, жестокой эксплуатации народа. Щедрин издевается в них над антинародной политикой Топтыгиных I, II, III, над паразитирующим чиновничеством, «дикими помещиками», над трусливыми либералами, действующими под формулой «применительно к подлости», над рабьей философией, утверждающей, что «выше лба уши не растут», над шкурной, трусливой обывательской моралью «премудрых пискарей» и «вяленых вобл». Вместе с тем писатель верил в творческие силы своего народа, в его светлое будущее. Подтверждением тому его сказки «Коняга», «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», «Ворон-челобитчик» и др.
Но из всех 32 сказок Щедрина самой современной, самой злободневной и даже «интернациональной» в наше сложное время оказалась сказка «Пропала совесть», в которой сатирик поднял уже тогда очень важный этический (и политический!) вопрос о том, каким опасным и непредсказуемым становится человек, потерявший совесть. Более того, утверждал писатель, потеря совести, утрата нравственных идеалов ведет к духовной деградации не только отдельной личности, но и общества в целом, что и происходит с человечеством в последнее время. Щедрин нашел очень точное определение современной политической атмосферы: «жизнь на грани безумия». За примерами ходить далеко не надо: им несть числа!
Как видим, «старое, но грозное оружие» щедринского слова по-прежнему обладает силой и благотворным влиянием. Его сатира и сейчас разит все формы социального зла и нравственного уродства. В то же время Щедрин дорог нам горячей защитой добра, красоты, человеческого достоинства, идеалов свободы, нравственности и справедливости. Его бессмертные произведения воспитывают сильного, честного патриота, готового к борьбе за интересы своей родины, своего народа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.