В память о хранительнице

Не часто приходится слышать о тех людях, которые посчитали своим долгом сохранение памятников истории и культуры, пронесли сквозь поколения нетленные частички наследия поэтов, художников. В литературном отделе Государственного музея-заповедника М. Ю. Лермонтова открылась выставка, приуроченная к 160-летию со дня рождения Евгении Акимовны Шан-Гирей (1856-1943), троюродной племянницы великого русского поэта. На обозрение был выставлен стенд с уникальным архивным материалом, включившим в себя фотографии семьи Шан-Гирей, письма и открытки, а также ее личный альбом с записями.

«Евгения Акимовна многое сделала для музея, ее вклад в сохранение и передачу документов и предметов поэта неоценим. Она — отголосок эпохи Лермонтова», — подчеркнула автор выставки, старший научный сотрудник музея Виктория Гамм.

Установление советской власти в стране не лучшим образом отразилось на жизни Шан-Гирей. В те годы в усадьбе проживало около 11 семей, и у Евгении Акимовны в собственности осталась лишь одна комната. К 1946 году нынешняя территория музея была полностью выкуплена, а семьи расселены по квартирам. И только в 1948-м он, уже будучи отреставрированным, распахнул свои двери. Конечно, при жизни троюродной племянницы поэта в Пятигорск постоянно приезжали поклонники Лермонтова и литературоведы. Шан-Гирей всегда уделяла им должное внимание.

Ниже приведена заметка из произведения краеведа и лермонтоведа Елизаветы Яковкиной «Последний приют поэта», занимавшей должность директора музея с 1937 по 1951 годы.

«Доброй славе «Домика» немало способствовала племянница Лермонтова Е. А. Шан-Гирей. Сотрудники музея не могли припомнить такого дня, когда Евгения Акимовна не бывала в «Домике». А если ее иногда и не было, посетители непременно спрашивали о ней: так она была популярна. Тогда за Евгенией Акимовной посылали, и она никогда не отказывалась прийти.

Надо было видеть, как слушали эту маленькую, сухонькую, с большими живыми глазами, необычайно скромную старушку. Всегда в чёрном платье с белым воротником, заколотым чудесной старинной камеей, она говорила очень тихо, а слушатели стояли, словно заворожённые, затаив дыхание.

Да и как можно было иначе слушать эту милую, трогательную в своей старости племянницу поэта. Ведь то, что она рассказывала, она знала от родителей – непосредственных свидетелей жизни Лермонтова».

Стоит отметить и тот факт, что отец ее Аким Павлович с детства почти не расставался с поэтом, а мать застала последние дни жизни Михаила Юрьевича, в том числе и ту роковую ссору с Мартыновым. Кстати произошла она как раз в домике, где и расположился литературный отдел музея.

С полной уверенностью можно сказать, что Евгения Акимовна посвятила жизнь популяризации памяти своего троюродного дяди, выступая с беседами и лекциями, отвечая на многочисленные письма. Шан-Гирей сохранила и передала в Пятигорский музей-заповедник М. Ю. Лермонтова многие вещи, принадлежавшие мастеру пера и слова, рукописи воспоминаний своей матери.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.